Russia ECFS

Discussion » Topic 2: What tools are available to adequately respond to land degradation and guide sustainable land use decisions? What are some good practice examples of sustainable land management approaches in the Eurasian region?

Topic 2: What tools are available to adequately respond to land degradation and guide sustainable land use decisions? What are some good practice examples of sustainable land management approaches in the Eurasian region?

Тема 2: Какие существуют инструменты для адекватного реагирования на проблему деградации почв и для принятия решений, обеспечивающих рациональное использование земельных ресурсов? Какие имеются примеры удачных подходов к обеспечению рационального управления земельными ресурсами в Евразийском регионе?

  •  |   1

    Говоря об инструментах контроля деградации земель, прежде всего, хотелось бы сфокусировать внимание на экономических механизмах, а не на конкретных агротехнических приёмах (последние хорошо известны и изучаются в сельскохозяйственных колледжах и университетах). Хотелось бы обсудить, каким образом можно мотивировать землепользователей вкладывать средства в предотвращение деградации почв, в переход на систему Устойчивого использования земельных ресурсов (SLM). Как мне кажется, это могут быть либо прямые государственные инвестиции, либо льготные долгосрочные кредиты. Хотелось бы услышать об опыте успешного использования этих подходов.

     

    Translation of the post of Pavel Krasilnikov:

     

    Speaking about tools for control of land degradation, I would like to focus your attention on economic mechanisms and not so on specific agricultural techniques (the latter are well known and studied in agricultural colleges and universities). I would like to discuss how land users could be motivated to invest in land degradation prevention, in transition to the sustainable land management system (SLM). It seems that it may include either direct government investment or long-term preferential loans. I would like to hear about any successful experience in implementing these approaches.

    0
     Load replies
  •  |   3

    Dear participants,

     

    Various tools are available to assess land degradation but they all have their advantages and disadvantages and overall they show a clear complementarity. Decision support models, as interesting result they may produce, should include all relevant stakeholders on the ground. Some promising tools are discussed below.

    In particular, geographical information systems (GIS) and remote sensing technologies have improved the past methods, which used to rely heavily on subjective expert opinions or extrapolation of localized estimations, and offer great prospects in the context of a socio-economic assessment of land degradation. Namely, Global Assessment of Land Degradation (GLADA) and Global Land Degradation Information System (GLADIS) make strong use of the new GIS technologies, which facilitates the collection of large quantities of global time series data using satellite imagery and lead to a significant increase in the accuracy of land degradation assessments. Global maps on land degradation and desertification do give good overviews, but information cannot be transferred to the local level. This local-level information is needed for policymakers and for more adapted research on land use management.

     

    Comprehensive analytical methods contribute greatly in informing policymakers on the best actions to address land degradation. In particular, total economic value (TEV), which takes into account both on-site and off-site direct and indirect costs and benefits of ecosystem services, is one of such methods.

     

    What are other tools not indicated above and are there existing case studies or project economic analysis applying TEV in assessing land degradation?

     

    Marketa Jonasova, World Bank

     

    Перевод комментария Маркеты Йонасовой:


    Уважаемые участники!

     

    Существуют различные инструменты для оценки деградации – и у всех есть свои преимущества и недостатки. В целом они хорошо дополняют друг друга. Модели в поддержку принятия решений, в связи с тем, что они могут дать интересный результат, должны включать все заинтересованные стороны на местах. Отдельные перспективные инструменты описываются ниже.

     

    В частности, геоинформационные системы (ГИС) и технологии дистанционного зондирования улучшили прошлые методы, которые в большей степени опирались на субъективные мнения специалистов или исследования на основе расчетов, сделанных на местах. Они предлагают широкие возможности для социально-экономической оценки деградации земель. Например, Глобальная оценка деградации земель (GLADA) и Глобальная информационная система деградации земель (GLADIS) широко используют новые технологии ГИС, которые обеспечивают сбор больших объемов глобальных данных временных рядов при помощи спутниковых изображений и существенно повышают точность оценок деградации земель. Глобальные карты деградации и опустынивания земель действительно дают хорошее общее представление, но информация не может быть переведена на местный уровень.  Именно эти данные местного уровня необходимы для принятия решений политиками и для более адаптированных к местным условиям исследований в области землепользования.

    Комплексные аналитические методы делают серьезный вклад в информирование политиков по вопросам выбора наиболее оптимальных методов решения проблем деградации земель. В частности, учет совокупных экономических издержек (TEV), т.е. прямых и косвенных издержек и выгод на местах и вокруг, связанных с экосистемными услугами, является одним их таких методов.

     

    Какие существуют иные инструменты, не указанные выше, а также существуют ли примеры или проекты экономического анализа, основанного на TEV, для оценки деградации земель?


    Маркета Йонасова, Всемирный банк

    0
     Load replies
  •  |   5

    Dear participants,

     

    I would like to comment on good practice examples of sustainable land management approaches. In particular, modern conservation agriculture presents a very promising opportunity as a strategic platform for combating land degradation and for raising production in the region. Resource conserving technologies, based on the basic tenets of conservation agriculture (i.e., minimum or no-till; maintenance, as far as possible, of year-round organic ground cover; diversified crop rotation) are likely to provide economic benefits to the farmers that may be large enough for a fast-track adoption of SLM measures. However, adaptive research is required to make this happen in the major agro-ecological systems in the region. Sustainable Land Management should contribute to economic growth, social equality, and help achieve a balance in the competing use of land for livelihoods and ecosystem stability. Technologies to achieve these goals are available, but need to be tested and adopted under the specific social–ecological–economic frameworks of the countries in the region.

     

    What are other good practice examples especially in the context of the social–ecological–economic frameworks of the countries in the Eurasia region?

     

    Marketa Jonasova, World Bank

     

    Перевод комментария Маркеты Йонасовой:


    Уважаемые участники!


    Я бы хотела поговорить о примерах хорошей практики устойчивого землепользования. В частности, современное рациональное сельское хозяйство представляет собой очень перспективный подход как стратегическая платформа для борьбы с деградацией земель и для повышения производительности в регионе. Технологии рационального использования ресурсов, основанные на базовых принципах рационального сельского хозяйства (т.е. по возможности минимум или отсутствие вспашки круглогодичного органического покрова почвы; диверсификация севооборота), способны дать экономические выгоды фермерам, которые будут достаточно высокими для скорейшего внедрения мер устойчивого землепользования. Тем не менее, для того, чтобы это произошло, необходимо проводить адаптированные исследования в крупнейших агро-экологических системах региона.  Устойчивое землепользование призвано обеспечить экономический рост, социальное равенство и способствовать достижению баланса между использованием земли для жизни или стабильностью экосистем. Технологии  для достижения этих целей есть, но их необходимо протестировать и внедрить в конкретных социальных, экологических и экономических условиях стран региона.

     

    Какие еще существуют примеры хорошей практики, особенно в контексте условий социального, экологического и экономического характера стран региона Евразии?


    Маркета Йонасова, Всемирный банк

    0
     Load replies
  •  |   2

    В России существует еще одно интересное направление. Русская православная церковь разработала свою Экологическую концепцию. И в рамках это концепции пытается разъяснять прихожанам необходимость охраны природы и, в том числе, внедрения почвозащитных технологий и борьбы с деградацией земель.

     

    Translation of the post of Igor Savin:

     

    There is another exciting approach in Russia: the Russian Orthodox Church has come up with its own Environmental Concept, and uses it to explain to the church-goers the need for nature conservation including through soil protection technologies and land degradation measures.

    0
     Load replies
  • В настоящее время назрела необходимость совершенствования законодательства, регулирующего систему экологических платежей. В условиях коренного преобразования всей эколого‑экономической системы в нашей стране, обеспечению своевременности и полноты сбора платежей за загрязнение окружающей среды, увеличению их объема и дальнейшему целевому использованию будет способствовать придание платежам правового статуса налога или обязательного сбора.

    Введение экологического налога, замещающего платежи за загрязнение окружающей среды, автоматически привел бы к разрешению проблем с низким уровнем сборов и расширением налогооблагаемой базы.

    Введение экологического налога за загрязнение окружающей среды приведет:

    • к упорядочению системы администрирования и уплаты действующих платежей за загрязнение окружающей среды (выбросы, сбросы, размещение отходов);
    • сокращению проверок хозяйствующих субъектов со стороны органов исполнительной власти.

     

     

    Конституция Кыргызской Республики провозглашает: «Земля, ее недра, воздушное пространство, воды, леса, являются исключительной собственностью Кыргызской Республики, используются в целях сохранения единой экологической системы, как основы жизни и деятельности народа и находятся под особой охраной государства. Земля также может находиться в частной, муниципальной и иных формах собственности, за исключением пастбищ, которые не могут находиться в частной собственности». «Каждый имеет право на благоприятную для жизни и здоровья экологическую среду». При этом, «каждый обязан бережно относиться к окружающей природной среде, растительному и животному миру».

    В Национальной Стратегии устойчивого развития Кыргызской Республики на 2013-2017 годы, утверждённой Указом Президента страны от 21 января 2013 года, «Агропромышленный сектор» особо выделено, что «процессы деградации земель для возделывания сельскохозяйственных культур и животноводства в настоящее время представляют значительную угрозу продовольственной безопасности и переходят из разряда экологических в категорию угроз устойчивому развитию страны».

     

    Основные нормы регулирования землепользования, в т. ч. по охране и рациональному использованию плодородия почв определены в Земельном (1999 г.), Лесном (1999 г.), Водном (2005 г.) кодексах, законах «О крестьянском (фермерском) хозяйстве» (1999 г.), «О химизации и защите растений» (1999 г.), «Об охране окружающей среды» (1999 г.), «Об охране и использовании растительного мира» (2001 г.), «Об управлении землями сельскохозяйственного назначения» (2001 г.), «О пастбищах» (2009 г.), «О недрах» (2012 г.), «Об охране плодородия почвы земель сельскохозяйственного назначения» (2012 г.).

    В целях реализации кодексов и законов, Правительством принимались соответствующие подзаконные акты – постановления о рекультивации (восстановлении) земель и порядке их приемки в эксплуатацию, проведении инвентаризации земельного фонда Кыргызской Республики (03.03.2014 №114), утверждены постановлениями Программа развития пастбищного хозяйства КР на 2012-2015 годы и план мероприятий по её реализации (10.02.2012 №89), Приоритетные направления адаптации к изменению климата в Кыргызской Республике до 2017 года (02.10.2013 №549), Положение о государственном земельном учёте (земельном кадастре) (17.03.2014 №137), Приоритеты сохранения биологического разнообразия страны на период до 2024 года и План действий по реализации этих Приоритетов на 2014-2020 годы, ежегодные постановления Правительства о мерах по организации своевременного проведения весенне-полевых и уборочных работ и др.

    Права, налоги и ответственность субъектов земельных отношений регулируются Налоговым (2008 г.), Административным (1998 г.) кодексами Кыргызской Республики, Законом КР «О местном самоуправлении и местной государственной администрации» (2011 г.).

    Периодически в вышеизложенные кодексы, законы и подзаконные акты в целях приведения в соответствие со временем вносятся изменения и дополнения. Так, только в Земельный кодекс за последние годы внесено около 40 корректировок.

    Однако, оценивая степень деградации земельных ресурсов в стране, негативные перспективы экстенсивного землепользования, нужно продолжать процесс усовершенствования правовой базы по регулированию использования и охраны земельных ресурсов требует усовершенствования. К примеру, в ст. 32 Земельного кодекса включить понятие малопродуктивных земель, иначе более 500.0 тыс. га малопродуктивных пастбищ не имеют перспективы освоения.

     

    К числу основных достижений в сфере землепользования можно отнести определенный уровень развития сельского, водного, лесного хозяйства, земельно-правовых отношений, рынка земли, земельного законодательства.

    Сельское хозяйство на сегодня один из устойчиво стабильных секторов экономики, которое за счёт использования плодородия почв более или менее обеспечивает продовольствием население, доходы и занятость сельских тружеников, сырьём промышленность, валютный приток в бюджет через поставки на экспорт, и в целом – поддерживает макроэкономические показатели и темп роста экономики страны.


    Tranlsation of the post of Matraim Zhusupov:


    Currently there is a need for improvement of legislation to regulate the system of environment payments. While the entire environment and economic system is being drastically transformed, timely and full collection of payments for environment pollution, the growth of collections and further earmarked use will contribute to establishment of a legal status of the tax or mandatory fee.

     

    Introduction of the environment tax replacing the environment pollution payments would automatically address the issue of low rate of collections and expansion of the taxable base.

    Introduction of the environment tax for the environment pollution would:

     

    • Streamline the system of administration and collection of the current payments for pollution of the environment (emissions, discharges, dumping);
    • Reduction of inspection of economic entities by executive authority bodies.

     

    Constitution of the Kyrgyz Republic states: “Land and its mineral resources, air, waters. Forests are an exclusive property of the Kyrgyz Republic and shall be used for purposes of preservation of single environment system as a basis for life and activities of the people and shall be specially protected by the state. Land may also be privately owned, owned by municipality and other entities with exception of pastures that may not be privately owned. … Each one has a right for favorable for life and health environment”. At the same time “Each one must take good care of the natural environment, flora and fauna”.

     

    The National Strategy of Sustainable Development of the Kyrgyz Republic for 2013-2017 approved by Presidential Decree on January 21, 2013, in its Agribusiness Sector emphasize that “processes of land degradation for cultivation of agricultural crops and animal breeding currently represent a serious threat to food security and move from the category of environmental threats to the category of threats to sustainable country development”.

     

    The key norms of regulation of land management, including protection and conservation of soil fertility are established in the Land Code (1999), Forest Code (1999), Water Code (2005), laws “On farms” (1999), “On application of chemicals and protection of plants” (1999), “On protection of the environment” (1999), “On protection and use of flora” (2001), “On management of agricultural lands” (2001), “On pastures” (2009), ”On mineral resources” (2012), “On protection of soil fertility of agricultural lands (2012).

     

    To implement the codes and laws, the Government adopted respective legal acts – resolutions on recultivation (rehabilitation) of lands and procedures of their acceptance for use, inventory of the land stock of the Kyrgyz Republic (03.03.2014 №114), approved the KR Pasture Development Programmed for 2012-2015 and the plan of activities to implement it (10.02.2012 №89), Priority areas of adaptation to the climate change in the Kyrgyz Republic up to 2017 (02.10.2013 №549), Provisions on the State Land Cadastre (17.03.2014 №137),  Priorities of preservation of biological diversion of the country for the period up to 2024 and the Action Plan for implementation of these priorities for 2014-2020, annual resolutions of the Government on measures to organize timely spring works in the fields and harvesting, etc.

     

    Rights, taxes and responsibilities of the subjects of land relations are regulated by the Tax Code

    (2008), Administrative Code (1998) of the Kyrgyz Republic, law of the KR “On local self-governments and local state administration” (2011).

     

    Periodically the above codes, laws and legal acts are revised and amended to reflect the reality. For example only the Land Code received about 40 amendments over the last few years. However, knowing the degree of land degradation in the country, negative prospects of extensive land use, the process of improvement of the legal framework should be continued to regulate the use and protection of land resources. For example, Article 32 of the Land Code should include the definition of low productive lands; otherwise over 500 thousand ha of low productive pastures will not any prospect of use.

     

    The key achievements in land management include a certain level of development of the rural, water, forestry sectors, legal land relations, land market, land legislation.

     

    Agriculture today is among the stably sustainable sectors of the economy that through use of soil fertility more or less supports population with food and provides revenues and jobs for rural population, provides industry with raw materials, currency inflow through exports and in general maintains the macroeconomic indicators and the economy growth rate.

    0
  • Dear colleagues! Yes, of course, in the race for supremacy in the international market of agricultural products each year the land and soils are degraded. The gradual effects of climate change will contribute to this. All these factors limit food security in almost all regions of the globe. How to fight this? It will be hard to fight the global climate change, as it requires effective appeals and actions on a global scale. Such as the development of specific mechanisms of action, the establishment of the prohibition regime, the global environmental services, etc. Those damaging the environment must pay a huge amount of tax / penalty for such violations, comparable to the size of damage. Today, it is almost impossible for the state to make farmers plant one or another culture, as more than 90% of irrigated land are directly owned by private farmers. Farmers produce the culture which could provide them with maximum profit. It's no secret that every year, the soil of land belonging to some farmers is exhausted and degraded. And this is due to the fact that farmers do not follow simple measures of agricultural technologies, such as rotation. The land degradation can be controlled locally. For example:

    • In order to maintain and improve soil fertility by using the principles of organic farming, it is necessary to introduce the grain-grass crop rotation, to expand the surface of the perennial legumes and legume crops for grain, to produce biohumus, organic-mineral compost and compost from organic household waste.

    • For gentle cultivation of the soil, it is necessary to develop and implement the methods for subsurface and minimum, as well as no-till farming.

    • To provide protection from weeds and pests, it is necessary to develop new technologies ensuring the creation of unfavourable conditions for the growth of weeds, as well as to create shelterbelts.

    • For harvesting and processing it is necessary to use equipment that minimizes the negative impact on the soil.

    • It is necessary to revive the grass cultivation: it will not only improve the forage yield, but also increase the phytomeliorative and agro-technical conditions of soil. For example, among all the legumes alfalfa and sainfoin possess the most potent nitrogen-fixing qualities. Alfalfa is able to accumulate at least 250 kg of readily available nitrogen per 1 ha, and in favourable moisture conditions up to 400 kg. Well developed alfalfa herbage on the second or third year of life accumulates in the arable horizon 8-12 t / ha of root mass and crop residues, which in terms of the content of nitrogen, phosphorus, potassium and other nutrients are equivalent to the introduction of 40-60 t of manure per hectare. Depending on the growing conditions, alfalfa and sainfoin are capable to restore from 0.5 to 1.5 tons of humus per hectare, providing its deficit-free balance. In addition to that, the long-term continuous coverage of the surface of the soil by plants alfalfa and sainfoin regulates stormwater and melt water runoff and prevents the soil from water and wind erosion.


    Перевод комментария Матраима Жусупова:

    Уважаемые коллеги! Вне всяких сомнений, погоня за доминированием на международном рынке сельхозпродукции приводит к ежегодному ухудшению состояния земель и почвы. Этому способствует и постепенное изменение климата. Все эти факторы снижают уровень продовольственной безопасности практически по всему миру.  Как с этим бороться? Трудно противостоять глобальным климатическим изменениям, поскольку для этого требуются эффективные призывы и действия со стороны всего мирового сообщества. Сюда относится и разработка конкретных механизмов действий, и установление запретительного режима, внедрение экологических услуг по всему миру и т.д.  Те, кто наносит ущерб окружающей среде, должны подвергаться огромным налогам/штрафам соразмерно степени нанесенного ущерба. Сейчас государство практически не в состоянии заставить фермеров выращивать ту или иную культуру, поскольку более 90% орошаемых земель находятся в непосредственной собственности самих фермеров. Фермеры производят ту культуру, которая может принести им максимальную прибыль. Ни для кого не секрет, что ежегодно почвенный покров земель, принадлежащих некоторым фермерам, истощается и деградирует.  Причина в том, что фермеры не следуют простым требованиям сельскохозяйственных технологий, таких как севооборот. С деградацией земель можно бороться на местном уровне. Например:

    • С целью поддержания и улучшения плодородия почв путем использования принципов органического земледелия необходимо внедрить зерно-травяной севооборот, расширить площади под многолетними бобовыми и зернобобовыми культурами, начать производство биогумуса, органоминерального компоста и компоста из бытовых органических отходов. 

    • Для более щадящей обработки почвы необходимо разработать и внедрить методы плоскорезной и минимальной обработки почвы, а также методы беспахотного земледелия.

    • Для борьбы с сорными растениями и вредителями необходимо разработать новые технологии, обеспечивающие неблагоприятные условия для роста сорняков, а также создать полезащитные полосы.

    • Для сбора урожая и его переработки необходимо использовать оборудование, минимизирующее негативное воздействие на почву.

    • Необходимо возродить практику травосеяния: это позволит не только повысить урожайность культур, но и улучшит фитомелиоративное и агротехническое состояние почв. Например, среди всех бобовых культур люцерна и эспарцет относятся к наиболее мощным азот-фиксаторам. Люцерна способна накапливать не менее 250 кг легкодоступного азота на 1 га, а при благоприятных условиях влажности - до 400 кг. Хорошо развитый травостой люцерны на второй или третий год жизни накапливает в пахотном горизонте 8 - 12 т/га корневой массы и пожнивных остатков, которые по содержанию азота, фосфора, калия и других питательных веществ равноценны внесению 40 - 60 т/га навоза. В зависимости от условий выращивания люцерна и эспарцет способны восстанавливать на одном гектаре от 0,5 до 1,5 т гумуса, обеспечивая его бездефицитный баланс. Кроме того, сплошное многолетнее покрытие поверхности почвы растениями люцерны и эспарцета регулирует сток ливневых и талых вод и предохраняет почву от водной и ветровой эрозии.

    0
  • In the Eurasian region and all over the world, in this period of agricultural development, the priority task is to maintain and improve the use of land and water resources.

    To do this it is necessary to:

    • Improve public accounting and monitoring of land and water resources;
    • Ensure the conservation and sustainable use of fertility of agricultural land and water resources;
    • Strengthen the role of local authorities and civil society organizations in the conservation and restoration of soil fertility;
    • Conduct a large-scale assessment of soil fertility, to form a stable system of monitoring and create a database on agricultural lands, to assess the real state of water resources;
    • Establish a system of legal rules and administrative and economic measures to combat the irrational land and water use, and further land degradation.
    • Tighten regulations on the conservation of land and water resources (the permissible levels of contamination of soil and water sources with different waste of industrial and agricultural production, domestic waste, etc.);
    • Increase penalties for violations. At the same time, in order to significantly improve the control practices and to create incentives for a gradual transition to environmentally friendly technologies;
    • Strengthen the role and responsibility of local authorities, as well as the capacity of civil society organizations in the conservation and restoration of soil fertility.

     

    Перевод комментария Матраима Жусупова:

     

    В евразийском регионе, как и во всем мире, первостепенной задачей текущего этапа развития сельского хозяйства является поддержание и улучшение использования земельных и водных ресурсов.

    Для этого необходимо:

    • Усовершенствовать систему государственного учета и мониторинга земельных и водных ресурсов;
    • Обеспечить охрану и рациональное использование земельных и водных ресурсов, повышение плодородия почв;
    • Усилить роль местных органов власти и общественных организаций в решении вопросов охраны, рационального использования и восстановления плодородия почв;  
    • Провести широкомасштабную оценку плодородия почв, сформировать устойчивую систему мониторинга и создать базу данных сельскохозяйственных земель, оценить реальное состояние водных ресурсов;
    • Создать систему правовых норм и административных и экономических мер, направленных на борьбу с нерациональным использованием земельных и водных ресурсов и дальнейшим ухудшением состояния земель. 
    • Ужесточить положения об охране и рациональном использовании земельных и водных ресурсов (допустимые уровни загрязнения почвы и водных источников различными отходами промышленного и сельскохозяйственного производства, бытовыми отходами и т.д.); 
    • Увеличить размеры штрафов за нарушения. Еще и с целью совершенствования порядка контроля и надзора и создания стимулов для постепенного перехода к использованию экологически безопасных технологий;  

    Усилить роль и ответственность местных органов власти, а также расширить возможности общественных организаций в решении вопросов охраны, рационального использования и восстановления плодородия почв.

    0
  • Posted on behalf of Ademola Braimoh:


    Dear colleagues, I would want to bring to your attention a spatial tool "InVEST" that has been created to help policy makers measure the impacts of land degradation:

    InVEST is a suite of software models suitable for mapping and valuing ecosystem services.  If properly managed, ecosystems yield a flow of services that are vital to humanity. InVEST enables decision makers to assess quantified tradeoffs associated with alternative management choices and to identify areas where investment in natural capital can enhance human development and conservation the most. InVEST application typically incorporates stakeholders engagement, scenario setting, and bio-economic modeling

    The software can be downloaded at http://www.naturalcapitalproject.org/InVEST.html

     

    Ademola Braimoh,

    Senior Natural Resources Management Specialist at the World Bank


    Перевод комментария Адемолы Браймо:


    Уважаемый коллеги, я бы хотел обратить ваше внимание на пространственный инструмент "InVEST", который был создан с целью помочь лицам, принимающим решения соизмерить последствия деградации земель:


    InVEST - это набор программных моделей, подходящих для отображения и оценки экосистемных услуг. При правильном управлении, экосистемы обеспечивают поток услуг, которые являются жизненно важными для человечества. InVEST позволяет лицам, принимающим решения, проводить количественные оценки компромиссов, связанных с альтернативным выбором управления и выявлением областей, где инвестиции в природный капитал могут способствовать социальному развитию и сохранению. InVEST приложение обычно включает в себя заинтересованные стороны взаимодействия, настройки сценариев, и био-экономическое моделирование.

    Программное обеспечение можно скачать на Natural Capital Project - InVEST

    0
  • Posted on behalf of Ademola Braimoh:

     

    Dear colleagues,

     

    I would like to also discuss the existing barriers to the adoption of sustainable land management practices:

     

    Sustainable and management technologies generate significant private and public benefits, their adoption faces many socioeconomic and institutional barriers. First, most of the land management technologies require significant upfront expenditure that poor farmers cannot afford. Second, the non-availability of inputs in the local markets can be a significant obstacle. Third, lack of information on the potentials of alternative techniques of farming and limited capacity is a major constraint in many developing countries. Fourth, when technologies are inconsistent with community rules and traditional practices, their adoption is often resisted. Last, willingness and ability to work together is crucial for many technologies such as improved irrigation and communal pastures. The absence of collective action will hinder successful uptake, diffusion, and impact of such land management technologies.

    Factors affecting adoption tend to be more specific to the land management technologies. Table 1 suggests that lack of credit and inputs and land tenure problems are by far the most important factors for adoption across the range of technologies. However, improved availability of inputs is a necessary but insufficient condition for adoption of land management practices. Better market prices for crops and other agricultural produce are crucial. Secure land rights is a precondition for climate-smart agriculture as it provides incentive for local communities to manage land more sustainably. Ill-defined land ownership may inhibit sustainable land management changes.

    Behavioral change through education and extension services is required to enable changeover to improved land management technologies.  For instance conservation agriculture, the farming system involving no-tillage, residue management, and use of cover crops is highly knowledge intensive, requiring training and practical experience of those promoting its adoption. Learning hubs, regional platforms, scientific research, south-south knowledge exchange and technical support mechanisms may increase innovation and facilitate adoption of improved land management technologies.  The knowledge base of land management practices at the local level can be also improved through careful targeting of capacity development programs.

    Table 1: Relative importance of different factors for adopting improved land management practices.

    Land management technology

    Inputs/

    Credits

    Market

    access

    Training/

    Education

    Land

    tenure

    Research

    Infrastructure

    Inorganic fertilizer

    ***

    **

    **

    **

    *

    **

    Manure

    **

    **

    *

    **

    *

    **

    Conservation agriculture

    **

    **

    ***

    **

    **

    *

    Rainwater harvesting

    **

    **

    **

    ***

    **

    **

    Cross-slope barriers

    **

    *

    **

    **

    **

    *

    Improved fallows

    **

    *

    *

    ***

    **

    *

    Grazing management

    ***

    ***

    **

    ***

    **

    *

    Key   *= Low importance, **= Moderate importance; ***= High importance.


    Ademola Braimoh,


    Senior Natural Resources Management Specialist at the World Bank


    Перевод комментария Адемолы Браймо:

     

    Уважаемые коллеги, я такде хотел бы обсудить существующие барьеры на пути внедрения методов устойчивого землепользования:

     

    Технологии устойчивого землепользования генерируют значительные частные и государственные выгоды. Однако их внедрение сталкивается со многими социально-экономическими и организационными барьерами. Во-первых, большинство технологий устойчивого землепользования требуют значительных первоначальных затрат, которые бедные фермеры не могут себе позволить. Во-вторых, существенным препятствием может стать отсутствие выхода на местные рынки. В-третьих, отсутствие информации о потенциале альтернативных методов ведения сельского хозяйства и ограниченные возможности являются основными препятствиями во многих развивающихся странах. В-четвертых, когда технологии несовместимы с правилами общины и традиционной практики, их внедрение часто сталкивалось с сопротивлением. И, наконец, готовность и умение работать вместе имеет решающее значение для многих технологий, таких, как совершенствование систем орошения и коммунальных пастбищ. Отсутствие коллективных действий мешает успешному внедрению, распространению и воздействию таких технологий по управлению земельными ресурсами.


    Факторы, влияющие на внедрение, как правило, связаны с конкретными технологиями землепользования. В Таблице 1 показано, что отсутствие кредитов и вводимых ресурсов, а также проблем землевладения являются на сегодняшний день наиболее важными факторами для внедрения всего ряда технологий. Тем не менее, обеспечение наличия вводимых ресурсов является необходимым, но недостаточным условием для внедрения практики управления земельными ресурсами. Решающее значение имеют более хорошие рыночные цены на зерновые и другую сельскохозяйственную продукцию. Обеспечение прав на землю является необходимым условием для КОСХ, поскольку оно обеспечивает стимулы для местных общин управлять землей более устойчиво. Негарантированные права собственности на землю могут препятствовать изменениям, ведущим к устойчивому управлению земельными ресурсами.

    Поведенческие изменения, осуществленные за счет образовательных и информационных услуг, необходимы для обеспечения перехода на более совершенные технологий управления земельными ресурсами. Вместе с тем, консервативное сельское хозяйство, системы земледелия без вспашки, управление остатками и использование покровных культур очень наукоемкие направления, требуют подготовки и практического опыта тех, кто пропагандирует такие подходы. Центры обучения, региональные платформы, научно-исследовательские, системы обмена знаниями Юг-Юг и механизмы технической поддержки могут расширить внедрение инновации и содействовать внедрению современных технологий по управлению земельными ресурсами. База знаний методов управления земельными ресурсами на местном уровне может быть также улучшена за счет тщательной адресности программ по развитию потенциала.

    Таблица 1. Относительное значение различных факторов внедрения современных методов землепользования


    Технология землепользования

     

    Вводные/

    Кредиты

    Доступ к рынку

     

    Обучение/

    Образование

    Права владения землей

    Исследования

    Инфраструктура

    Неорганические удобрения

    ***

    **

    **

    **

    *

    **

    Навоз

    **

    **

    *

    **

    *

    **

    Консервативное с\х

    **

    **

    ***

    **

    **

    *

    Сбор дождевой воды

    **

    **

    **

    ***

    **

    **

    Барьеры на склонах

    **

    *

    **

    **

    **

    *

    Более совершенные пары

    **

    *

    *

    ***

    **

    *

    Управление пастбищем

    ***

    ***

    **

    ***

    **

    *

    Обозначение степени важности   *= низкая, **= средняя; ***= высокая.


    Адемола Браймо,


    Старший специалист по управлению природными ресурсами, Всемирный банк

    0
  •  |   1

    Возделывание и использование сорго

    Технология выращивания сельскохозяйственных культур разрабатывается в соответствии с их биологическими особенностями и предъявляемыми требованиям к условиям окружающей среды.

    Сорго — светолюбивое растение короткого дня (Ф.С.Ястребов, B.C. Цыбулько, 1967). Растения этой культуры положительно реагируют на интенсивное освещение, что можно объяснить ее южным происхождением. При световом дне более 16 часов в сутки вегетационный период увеличивается (Т.Г.Хуснетдинова, Г.И.Костина, В.В.Кожемякина, 1999). Однако имеются сорта и гибриды со слабой или нейтральной реакцией на продолжительность светового дня (сорт Кинельское 3). Эти же образцы, как правило, мало требовательны к интенсивности солнечного освещения (В.Н.Бережной, 1988). Сорго - теплолюбивая культура. Требование к теплу в процессе вегетации возрастает: если всходы можно получить при температуре +10-12 С, то такая же температура во время цветения за счет малой жизнеспособности пыльцы резко снижает урожай (Х.У.Икрамов, 1963). По мнению З.С.Виноградова и В.С.Смирновой (1991), у сорго существует генетическая вариабельность по холодостойкости во время прорастания семян и появления всходов, а также во «взрослой» стадии. Из изучавшихся 380 образцов было выведено более 40 холодостойких. Наибольшим выражением признака отличались К1791 и К2127 из Австралии, К442, К450, К393, К978 и К994 из СССР. Эти образцы могут служить источником признака холодостойкости при скрещиваниях (Б.Н.Малиновский, В.С.Смирнова, З.С.Виноградов, 1990).

    Сорго отличается высокой засухоустойчивостью, способно приостанавливать рост и развитие при недостатке влаги и возобновлять их при выпадении осадков. Имеется ряд приспособительных свойств: мощная корневая система, восковой налет на листьях, совершенный устьичный аппарат (Н.А.Шепель, 1985). При этом сорго отзывчиво на орошение (Г.С.Голубева, 1985).

    Корневая система сорго обладает повышенной усвояющей способностью, что объясняет высокую солеустойчивость этой культуры (С.Г.Варадинов, 1967). По данным А.А.Асалиева (1989), на солонцовых почвах Ставропольского края сорго сахарное и сорго-суданковые гибриды по урожайности зеленой массы существенно превышали кукурузу.

    Сорго не только успешно произрастает на засоленных почвах, но и способствует их рассолению. Так, по данным Г.Н.Калашникова и Л.Д.Осипенко (1988), после уборки урожая содержание солей натрия и магния в почве под сорго было на 20-30% ниже, чем под кукурузой. Это можно объяснить отчуждением катионов солей с урожаем: так, по данным Д.А.Коренькова (1980), в зерне и пожнивных остатках сорго содержалось натрия в 4-22, магния в 1,5 раза больше, чем у кукурузы. Поэтому для усиления эффекта рассоления важно, чтобы вся масса биологического урожая удалялась с поля. По мнению С.В.Белоусова (1999), с помощью сорговых культур можно проводить фитомелиорацию деградирующих почв. В опытах на рисовых чеках, подверженных вторичному засолению, после сорго объемная масса почвы снижалась с 1,35 до 1,15-1,20 г/см , содержание токсичных ионов НСОз уменьшалось с 0,60 до 0,30 мг/экв, хлорид иона с 0,45 до 0,15-0,18 мг/экв. Мелиорирующий эффект сорго позволял повысить урожайность последующей в севообороте культуры (риса) на 3-5 ц/га. Автор отмечает также различную реакцию сортов и гибридов сорго на засоление почвы.

    В связи с тем, что важнейшие биологические особенности культуры не идентичны по сортообразцам, А.А.Жученко (1980) сформулировал задачу селекции как сочетание высокого потенциала продуктивности с устойчивостью к неблагоприятным факторам среды. Для сорго, по его мнению, предпочтительны слабая чувствительность к фотопериоду, пониженным ночным и эффективным дневным и среднесуточным температурам, ослабленной инсоляции, а также устойчивость к засухе, болезням и вредителям.

    Разработкой основных элементов технологии возделывания сорго применительно к конкретным почвенно-климатическим условиям в разные годы занимались В.П.Тохтаров (1984) в Волгоградской области; В.И.Бескровный 1987) в Ростовской области; Л.Х.Макаров (1987) на юге Украины; А.И.Заварзин (1987) в Саратовской области; Ю.Ф.Олексенко (1988) в степной зоне Украины; П.М.Шорин (1988) в Северной Осетии; Э.К.Вахопский (1989) в Ставропольском крае и другие. Установлены оптимальные сроки и способы посева, нормы высева. Разработаны приемы ухода за посевами, сроки и способы уборки. Однако достаточно полных данных об агротехнике сорго в областях ЦЧР мы не обнаружили.

    Изучение зарубежного опыта выращивания сорго показали, что в США по площади посева сорго уступает только кукурузе, причем практически 100% площадей занимают гибриды. Пятую часть посевов сорго орошают, четыре пятых удобряют. Средняя урожайность зерна сорго в США составляет 40,2 ц/га, в мире - 15,1 ц/га (Г.С.Голубева, 1983). Вопросами применения удобрений и орошения в России занимались А.Н.Абалдов (1984), В.П.Бондаренко (1990), М.С.Григоров и Г.Г.Кенжегалиев (І990) и другие. Б.Р.Выблов и А.В.Выблова (1992) установили, что вынос элементов питания у сорго выше, чем у кукурузы: азота на 81 кг, фосфора на 7 кг, калия на 336 кг с одного гектара при превышении урожайности зеленой массы на 41,1 ц/га (28%). Поэтому они предлагают вносить удобрения не под сорго, а после него под последующие культуры.

    Для возделывания сорго с помощью химических средств защиты подобраны лучшие протравители семян (Г.К.Гарнага, 1961) и гербициды (И.А.Макодзеба, Л.А.Матюха, 1967).

    Определенные недостатки культуры сорго некоторые исследователи стремились преодолеть за счет смешанных посевов с другими культурами, в первую очередь с кукурузой. Так, недостаточную интенсивность начального роста, которая может привести к сильному угнетению растений от сорняков, нивелируют путем высева компонентов в один рядок. При этом растения кукурузы притеняют сорняки, четче обозначают рядки, что важно для проведения первой междурядной культивации широкорядных посевов. Доля сорго в суммарной урожайности таких смесей тем выше, чем более засушлива вторая половина лета (М.Н.Худенко, 1988; Р.С.Карастоянова, 1989).

    При посеве кукурузы и сорго чередующимися рядами по схемам 1:1, 2:1,3:3 и т.д., положительный эффект от смесей достигается за счет того, что критические периоды водопотребления культур не совпадают и на этапах наиболее интенсивного роста влага и питательные вещества используются из междурядий рядков, занятых другой культурой (В.Х.Зубенко, А.Н.Ефименко, 1985; В.В.Метлин, 1988; В.Г.Мелешко, 1990; А.С.Белецкий, Н.А.Гриценко, 1991). Для повышения протеиновой питательности практикуют смешанные посевы сорго с бобовыми культурами - соей (А.К.Негреба, 1985) БИТНОЙ и долихосом (В.Д.Белоедов, 1985).

    Растения всех групп сорго отрастают после скашивания: в большей степени травянистое и сахарное, в меньшей степени зерновое и веничное. На корм в системе зеленого конвейера используются преимущественно суданская трава, сорго-суданковые гибриды и сахарное сорго, так как обеспечивают получение за 2-3 укоса высокого урожая хорошего качества (П.Ф.Котов, 1952).


    Translation of the post of Matraim Zhusupov:


    Cultivation and use of sorghum:

     

    Crop cultivation technology is developed in accordance with their biological properties and requirements to the environment.

    Sorghum is a photophilous short-day plant (F.S.Yastrebov, BCTsybulko, 1967). Plants of this crop respond positively to intense light that can be attributed to its southern origin. With light day of more than 16 hours the growing season increases (T.G.Husnetdinova, G.I.Kostina, V.V.Kozhemyakina, 1999). However, there are varieties and hybrids with weak or neutral response to daylight length (Kinelskoye grade 3). These samples usually require little sunlight intensity (V.N.Berezhnoy, 1988). Sorghum is a thermophilic crop. The requirement to heat during vegetation grows: seedlings can be obtained at a temperature of + 10-12 C, however same temperature during flowering due to low pollen viability sharply reduces the yield (H.U.Ikramov 1963). According to Z.S.Vinogradova and V.S.Smirnovoy (1991), in sorghum has genetic variability in cold resistance during germination and seedling emergence, as well as in "adult" stage. Out of 380 samples studied more than 40 cold-resistant were obtained. The greatest expression of the characteristics showed K1791 and K2127 from Australia, K442, K450, K393, K978 and K994 from the USSR. These samples can be a source of cold resistance property in crossbreeding (B.N.Malinovsky, V.S.Smirnova, Z.S.Vinogradov, 1990).

    Sorghum has a high resistance to drought, can suspend the growth and development during shortage of moisture and renew them when precipitations start. There are a number of adaptive properties: strong root system, waxy coating on the leaves, perfect stomatal apparatus (N.A.Shepel, 1985). And sorghum is responsive to irrigation (G.S.Golubeva, 1985).


    The root system of sorghum has increased digestible ability that explains high salt resistance of this crop (S.G.Varadinov, 1967). According to A.A.Asalieva (1989) on alkaline soils of the Stavropol Kray, sweet sorghum and sorghum-sudankovye hybrids produces yields of green mass significantly higher than corn. Sorghum, not only successfully grow on saline soils, but also contributes to their desalination. Thus, according to G.N.Kalashnikova and L.D.Osipenko (1988), after harvesting, the salt content of sodium and magnesium in the soil under sorghum was 20-30% lower than that of corn. This can be explained by the withdrawal of salt cations with the harvest: so, according D.A.Korenkova (1980), grain and residuals of sorghum contained sodium 4-22, magnesium is 1.5 times more than that of corn. Therefore, to enhance the effect of desalination is important that the entire mass of biological crop is removed from the field. According to S.V.Belousova (1999), sorghum crops can be use for phytomelioration of degraded soils. In experiments on rice paddies subject to secondary salinization, after sorghum, the soil bulk density decreased from 1.35 to 1.15-1.20 g / cm, the content of toxic ions HCO decreased from 0.60 to 0.30 mg / eq chloride ion from 0.45 to 0.15-0.18 mg / eq. Ameliorating effect of sorghum boosted yields of the subsequent crops in rotation (rice) by 3-5 t / ha. The author also notes the different reactions of varieties and hybrids of sorghum on soil salinity.

    Due to the fact that the most important biological characteristics of a crop are not identical accessions, A.A.Zhuchenko (1980) formulated the problem of selection as a combination of high productivity potential with resistance to adverse environmental factors. For sorghum, in his opinion, low sensitivity is preferred to photoperiod, reduced nocturnal and effective day and the average daily temperature, weak insolation, as well as resistance to drought, diseases and pests.

    In development of the basic elements of technology of cultivation of sorghum in relation to specific soil and climatic conditions in different years were engaged V.P.Tohtarov (1984) in the Volgograd region; V.I.Beskrovny 1987) in the Rostov region; L.H.Makarov (1987) in the south of Ukraine; A.I.Zavarzin (1987) in the Saratov region; Yu.F.Oleksenko (1988) in the steppe zone of Ukraine; P.M.Shorin (1988) in North Ossetia; E.K.Vahopsky (1989) in the Stavropol region and others. The optimal timing and methods of sowing, seeding rate were established. Techniques of care of crops, timing and methods of harvesting were developed. But we have not found any sufficiently complete data on sorghum farming practices in the Central Black-Earth region of Russia.

    Study of foreign experience sorghum cultivation showed that in the United States the area sown by sorghum is second only to corn, and almost 100% of the area is occupied by hybrids. One fifth of sorghum fields is irrigated, four-fifths are fertilized. The average yield of grain sorghum in the US is 40.2 kg / ha, in the world - 15.1 t / ha (G.S.Golubeva, 1983). In Russia A.N.Abaldov (1984), V.P.Bondarenko (1990), and M.S.Grigorov G.G.Kenzhegaliev (І990) and others were interested in issues the use of fertilizers and irrigation. B.R.Vyblov and A.V.Vyblova (1992) found that removal of nutrients from sorghum is higher than that of maize: 81 kg of nitrogen, phosphorus 7 kg, 336 kg of potassium per hectare with excess of the yield of green mass by 41.1 t / ha (28%). Therefore, they propose to introduce fertilizers not under sorghum, but after - for subsequent crops.

    For the cultivation of sorghum with protective chemicals, the best seed protectants were selecled (G.K.Garnaga, 1961) and herbicides (I.A.Makodzeba, L.A.Matyuha, 1967).


    Some researchers tried to overcome certain disadvantages sorghum by mixing it with other crops, especially corn. Thus, the lack of intensity of the initial growth, which can lead to severe weeding is mitigated by plating components in one row. At the same time corn plants create shade for weeds, clearly indicate the rows, which is important for the first inter-row cultivation of crops. The proportion of sorghum in the total yield of such mixtures is higher, that the drier second half of the summer (M.N.Hudenko, 1988; R.S.Karastoyanova, 1989.

    When planting corn and sorghum in alternating rows on the 1: 1, 2: 1,3: 3, etc., the positive effect of the mixtures is achieved by the fact that water consumption critical periods of the crops do not coincide and the most intensive growth phases and moisture nutrients are used between the rows of rows occupied by another culture (V.H.Zubenko, AN Efimenko, 1985; V.V.Metlin, 1988; V.G.Meleshko, 1990; A.S.Beletsky, NA .Gritsenko 1991). To improve the nutritional value of protein mixed crops of sorghum with legumes - soybeans is practiced (A.K.Negreba 1985) bit and Dolichos (VD Beloedov, 1985).

    Plants of all sorghum groups grow further after cutting: more herbaceous and sugar, to a lesser extent grain and broomcorn grain. Sudan grass is primarily used to feed in the green conveyor, sorghum-sudankovye hybrids and sweet sorghum, as it provides a high yield of good quality trhough 2-3 mowings (P.F.Kotov, 1952).

    0
     Load replies
3 pages