•  |   1

    Dear participants,

     

    I would like to elaborate on the underlying drivers of land degradation in Eurasia and emerging solutions, which include:

     

    Food security and poverty: since the breakup of the Soviet Union, countries in the region have experienced major socioeconomic shocks that have resulted in increased food insecurity, malnutrition, and poverty. Each country has undergone economic reforms, in varying degrees, in order to transform their centrally planned economies into market economies. Poverty can lead to underinvestment in sustainable land management practices. At the same time, poverty can be induced or increased by degraded soil productivity.

     

    Study by Barbier and Hochard (2014) has shown that a sizable proportion of the rural population in developing countries (1.5 billion in 2010 or 35 percent of the rural population) is concentrated on less
    favored agricultural areas, which are subject to low productivity and degradation due to steep slopes, poor soil quality or limited rainfall. Targeting such rural populations to overcome biophysical constraints to agriculture and limited market access and infrastructure must be an urgent priority.

     

    Demographic pressure: increased food demand due to high population growth rates will prompt further expansion of irrigated lands, while increasing the risk of water scarcity. Between 2014-2050, population is expected to increase significantly in Tajikistan (80%), Turkmenistan and Uzbekistan (24%), and Kazakhstan (20%)  (World Bank Population Database).

     

    Land reform: land reform and restructuring of traditional collective farms encompass the main components of agricultural transformation in the region. Land reform inthe context of transition implies establishment of private property rights in land in countries where land was nationalized, and in countries where private ownership was never abolished, but privately owned land was inducted into collective use. Farm restructuring implies transformation of large-scale cooperatives and collectives to operations based on market-oriented principles, including emergence and proliferation of individual farms alongside corporate organizational forms. Secure land tenure and land rights—or at least long-term user rights—are vital for providing an incentive to invest in soil and water conservation measures. Insecure land tenure can lead to the adoption of unsustainable land management practices.

     

    Access to markets: lack of policies and implementing regulations that address trade related aspects of product standards and intellectual property issues has been a constraint both to foreign investments and exports of processed agricultural products. The lack of linkages between farmers and markets is specifically drastic in remote drylands of the region. The ability of local producers to compete in both domestic and international markets has important implications for the sustainable use of natural resources and poverty reduction.  Upgrade and development of transportation infrastructure in the region will facilitate regional trade, food security and sustainable agricultural development.  In particular, development of value chains is a promising strategy to achieve food security, especially in those countries which have little arable land, because they provide income and jobs while reducing the demand for land and resources at the same time. The water footprint of agriculture can be significantly reduced by more SLM, by change of crops and by developing value chains for raw products. Higher water prices in line with the ‘user-pays-principle’ will urge farmers to invest in better irrigation techniques or other crops and also stimulate the development of processing industry.

     

    What are other key socio-economic drivers of land degradation in Eurasia and what solutions have been recommended in this respect?

     

    Marketa Jonasova, World Bank

     

    Перевод комментария Маркеты Йонасовой:


    Уважаемые участники!

    Я бы хотела обсудить исходные причины деградации земель в Евразии и перспективные решения, а именно:

     

    Продовольственная безопасность и бедность: Со времени распада Советского Союза страны региона испытывают серьезные социально-экономические потрясения, которые привели к снижению уровня продовольственной безопасности, недоеданию и бедности. Каждая из стран прошла через различные по масштабу экономические реформы для преобразования экономик центрального планирования в рыночные экономики. Бедность может как  привести к недофинансированию систем землепользования, так и, наоборот, быть спровоцирована или увеличена из-за снижения продуктивности почв.

     

    Исследование, проведенное исследователями Барбье и Хокардом (2014), показывает, что существенная доля сельского населения в развивающихся странах (1,5 млрд. в 2010 г. или 35% сельского населения) сконцентрировано в регионах, неблагоприятных для сельского хозяйства, с низким уровнем продуктивности и деградирующими землями, расположенными на крутых склонах, с низким качеством почв или ограниченными осадками. Насущным приоритетом должна стать работа для сельского населения, направленная на решение проблем сельского хозяйства биофизического характера, а также решение проблемы ограниченного доступа к рынкам и инфраструктуре.

     

    Демографический прессинг: Рост спроса на продовольствие из-за стремительного роста населения предполагает дальнейшее расширение орошаемых земель при росте риска недостатка воды. Предполагается, что в период между 2014 и 2050 гг. население существенно возрастет в Таджикистане (80%), Туркменистане, Узбекистане (24%) и Казахстане (20%) (по данным базы данных о населении Всемирного банка).

     

    Земельная реформа: Земельная реформа и реструктуризация традиционных колхозов включает основные компоненты сельскохозяйственных преобразований в регионе. Земельная реформа в контексте переходного периода означает формирование прав собственности на землю в станах, где земля была национализирована, и в странах, где право собственности никогда не отменялось, но земли, находящиеся в частном владении были вовлечены в коллективное пользование. Реструктуризация хозяйств подразумевает трансформацию крупных кооперативов и коллективных хозяйств для их функционирования в условиях рынка, в том числе, формирование и распространение индивидуальных хозяйств наряду с хозяйствами, основанными на корпоративных принципах. Гарантированные права собственности и право владения землей – или, по крайней мере, долгосрочное право пользования, являются обязательными для создания стимула к инвестированию в почвы и меры по обеспечению сохранения водных ресурсов. Негарантированное право владения землей может привести к применению методов, не обеспечивающих устойчивость хозяйствования.

     

    Доступ к рынкам: Отсутствие соответствующей политики и принципов, регулирующих такие аспекты, связанные с торговлей, как стандарты продукции и вопросы интеллектуальной собственности, всегда сдерживали как иностранные инвестиции, так и экспорт переработанной сельскохозяйственной продукции. Отсутствие связей между фермерами и рынками особенно остро ощущается в отдаленных районах с засушливым климатом в регионе. Способность местных производителей конкурировать как на отечественных, так и а международных рынках имеет серьезное значение для устойчивого пользования природными ресурсами и сокращения бедности. Модернизация и развитие транспортной инфраструктуры в регионе будет способствовать региональной торговле, продовольственной безопасности и устойчивому сельскохозяйственному развитию. В частности, формирование стоимостных цепочек – это многообещающая стратегия достижения продовольственной безопасности, особенно в тех странах, где мало пахотных земель, так как именно они дают доход и рабочие места при одновременном сокращении спроса на землю и ресурсы. Зависимость сельского хозяйства от воды может быть существенно снижена за счет более широкого применения систем устойчивого землепользования, смены возделываемых культур и формирования стоимостных цепочек для сырьевой продукции. Более высокие цены на воду наряду с принципом «платит пользователь» буду способствовать инвестициям со стороны фермеров в более совершенные системы орошения или в другие культуры, а также будет стимулировать их к развитию перерабатывающей промышленности.

     

    Какие еще существуют основные социально-экономические причины деградации земель в Евразии и какие решения были рекомендованы в их отношении?

     

    Маркета Йонасова, Всемирный Банк

    0
    • Уважаемая Маркета!  Да, мы невольно вспоминаем, как решались проблемы деградации земель на территории огромной страны – СССР? Тогда же также были эти проблемы. Перед каждой пятилеткой, разрабатывались планы, а потом подтверждались финансированием. Была принята Долговременная программа мелиорации земель. Централизованно и адресно финансировались большие проекты. Я помню, в Чуйской долине Кыргызстана большая проблема была с заболачиванием. Те времена были построены широкая сеть коллекторно-дренажных систем (КДС) почти по всей нижней части долины. После получения суверенитета мы сейчас даже полноценно не можем финансировать элементарные ремонтные работы и техническое обслуживание этих КДС. Тогда были колхозы и совхозы. Решением проблем деградации занималось государство. А сейчас у нас в Кыргызстане почти 80 процентов земель находятся в частной собственности фермеров (вместо 500 колхозов и совхозов, в настоящее время функционирует около 350 тысяч мелких фермерских хозяйств). Многим мешает консерватизм и иждивенческий настрой. За последние 20 лет около 20 процентов орошаемых земель страны деградировались. Поэтому, для борьбы с деградацией земель нам нужна такая Долговременная программа с постоянными источниками финансирования.

       

      Translation of the post of Matraim Zhusupov:

       

      Dear Marketa,yes, we cannot help remembering how problems of land degradation in the vast country - the Soviet Union were addressed? Then, these were same problems. Before every five years, plans were developed and then confirmed by funding. A long-term program of land reclamation was adopted. Large projects were received central and targeted funding. I remember, in the Chui Valley in Kyrgyzstan there was a big problem of waterlogging. An extensive network of drainage systems (CDS ) was built at those times covering almost the entire bottom of the valley. After receiving the sovereignty we cannot fully afford funding the basic repairs and maintenance of the CDS. Then there were collective and state farms. The state addressed issues of degradation. And now we have in Kyrgyzstan almost 80 percent of the land privately owned by farmers (instead of 500 collective and state farms, now there are about 350,000 small farms). Many behave as conservatives and dependants. Over the past 20 years, about 20 percent of the country's irrigated land degraded. Therefore, to control land degradation we need a long-term program with regular sources of funding.

      0