•  |   2

    В России существует еще одно интересное направление. Русская православная церковь разработала свою Экологическую концепцию. И в рамках это концепции пытается разъяснять прихожанам необходимость охраны природы и, в том числе, внедрения почвозащитных технологий и борьбы с деградацией земель.

     

    Translation of the post of Igor Savin:

     

    There is another exciting approach in Russia: the Russian Orthodox Church has come up with its own Environmental Concept, and uses it to explain to the church-goers the need for nature conservation including through soil protection technologies and land degradation measures.

    0
    • Очень интересно. Где можно подробнее узнать про эту инициативу?

       

      Translation of the post of Pavel Krasilnikov:

       

      Very interesting. Where can I find more detail about this initiative?

      0
    • Ландшафтно-адаптивное земледелие - это, пожалуй, единственный реально существующий пример адекватного реагирования на проблему. Но... Здесь надо сделать ряд оговорок. Во-первых, это не является примером реакции на проблему собственно деградации земель. Это - способ хозяйствования, который скорее предупреждает деградацию, чем реагирует на нее. Можно перефразировать: АЛЗ реагирует на проблему рисков деградации земель, а не на саму деградацию. Во-вторых, любые примеры АЛСЗ - это локальные случаи, не выходящие за рамки конкретных хозяйств. Примеров же успешного реагирования на проблему деградации земель в современной Евразии на уровне административных единиц, наверное, нет. По крайней мере, мне они неизвестны, если не считать некоторые положительные тренды в отдельных областях России (Белгородская, например), в рамках отдельных донорских проектов в Центральной Азии (их уже несколько десятков). Но это все - скорее компиляция из отдельных локальных удач, чем системное решение проблемы реагирования. Научного же обоснования такого реагирования вообще нет! И это можно считать как определенный вызов современной науке. Проблема же решения этого вызова в том, что крайне мало (практически нет) научных проектов, которые бы смогли изучить в комплексе проблему реагирования на ДЗ, то есть не только с ресурсоной, но и социальной, и природоохранной, и экономической, и прочих точек зрения.

       

      Translation of the post of German Kust:

       

      Landscape-adaptive farming (LAF)  is probably the only real-life example of an adequate response to the problem. But ... A few reservations should be made here. Firstly, it is not an example of the problem of proper reaction to degradation per se. This is a way of management that prevents degradation rather than react to it. In other words: LAF responds to the problem of land degradation risks, and not the degradation itself. Secondly, any examples LAF are local cases not going beyond the specific farms. Probably there are no examples of successful response to the problem of land degradation in modern Eurasia at the level of administrative units. At least, I do not know them, except for some positive trends in some regions of Russia (Belgorod, for example), within the framework of some donor projects in Central Asia (there are several dozens of such already). But it is rather a compilation of some local successes, than systemic solution to the problem of response. There is no scientific justification of such response! And this can be considered as a challenge to modern science. The problem of this challenge is that very little (almost none) research projects exist that would be able to comprehensively study the problem of responding to the land degradation, that is study the problem in terms of resources, and also from the social and environmental, and economic, and other points of view.

      0