23 Replies Latest reply: Dec 17, 2014 10:18 AM by lucieandeltova RSS

    Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?

    C4D Extraordinaire

      Тема 3: Как мы можем влиять на принятие решений в интересах устойчивого использования земельных ресурсов? Какие структуры и организации могут помочь в этом?

        • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
          C4D Expert

          Как мне кажется, последнее слово всегда будет за землепользователем. В то же время землепользователя можно стимулировать поощрительным или запретительным законодательством, льготным налогообложением, широкой пропагандой Устойчивого управления земельными ресурсами (SLM). Поэтому нам надо учиться лоббировать рациональное землепользование на всех уровнях, чтобы использовать "административный ресурс" для охраны почв. Убедить администраторов в необходимости уделить земле и почве внимание могут помочь негосударственные организации и международные структуры.

           

          Translation of the post of Pavel Krasilnikov:

           

          I believe that the last word will always be with the land user. However, land users may be stimulated by an encouraging or prohibiting legislation, preferential taxation, wider promotion of the SLM. Therefore we should learn to lobby the conservative agriculture at all levels to use the administrative resource for soil protection.  NGOs and international organizations may help to convince the administrators in the need to more attention to land and soil.

          • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
            C4D Enthusiast

            Enabling policies are essential for successful land degradation mitigation/prevention interventions at all levels.  I will focus on policies that promote cooperation at the local and regional (watershed) levels. In the case of unidirectional negative externalities such as upstream-downstream pollution, or soil erosion we can rely on the extensive work by Pagiola and many colleagues about payments for ecosystem services.  In simple language, this is basically one type of regional cooperation that was proven to be very effective.

            In the case of over-use of land (e.g., grazing), with the symptoms of common pool resource degradation, which leads to the collapse of the ecosystem (soil, grazing fields, etc...) it was shown in many cases (See the work of Elinor Ostrom and colleagues) that institutions matter.  Finding local arrangements that are acceptable to the users and are understood by the users can in most case transform a "tragedy of the commons" situation to a "comedy of the commons situation".

             

            Перевод комментария Ариэля Динара:

             

            Поддерживающие политические меры являются важнейшим условием успеха в борьбе с деградацией земель на всех уровнях. Я сконцентрируюсь на мерах, которые способствуют сотрудничеству на местном и региональном (водный бассейн) уровне. Что касается внешних косвенных отрицательных факторов таких, как загрязнение выше/ниже по течению, эрозия почв, мы можем руководствоваться обширной работой, проделанной исследователем Пагиолой и многими другими коллегами по вопросам платежей за экосистемные услуги. Проще говоря, это, по сути, один вид регионального сотрудничества, который доказал свою высокую эффективность. Что касается чрезмерного использования земель (например, при выпасе) с симптомами деградации общего пула ресурсов, которые ведут к коллапсу экосистемы (почва, пастбища и т.д.), во многих случаях было показано (см. работу Элинор Остром и коллег), что важную роль играют институты. Определение местных схем организации, приемлемых для пользователей и понимаемых ими, может во многих случаях превратить «трагедию простого населения»  в «комедию обычных ситуаций».

              • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                матраимжусупов C4D Expert

                На уровне политиков все говорят “надо бороться с деградацией земель”, а как бороться не говорят.  Этим и другим вопросам в качестве эксперта я тоже начал задуматься и анализировать ситуацию по данному вопросу. Первая мысль, которая приходит в голову, это то, что все это исходят из того, что от сельских тружеников вышестоящим органам поступает очень много обращений с недовольством о деградации и истощении земель, о заболачивании и засолении, о падении урожайности, о плохом обеспечении поливной водой, о не справедливом распределении имеющихся водных ресурсов. Однако эти проблемы в протяжении многих лет никак не решаются, и ответные действия со стороны правительств часто ограничиваются только успокаивающими отписками/ответами. Для конкретных действий если долгое время мешало отсутствие и очень ограниченное финансирование, то сейчас, когда сравнительно намного улучшилось финансирование со стороны правительства, и когда пришло время работать, мешает уже привычка, выработанная в долгий период бездействия и иждивенческого настроя руководства и через них, работников ответственных министерств и ведомств. К этому добавилось еще и очень слабый профессиональный уровень кадрового состава руководства. Из-за этих факторов, когда пришло время решительных действий по улучшению работы, оптимизацию и реформированию структуры управления, работа задерживается. Из-за этого в период глобальных климатических изменений, перед наступлением периода серьезной нехватки водных ресурсов, деградации земель в период накала проблем межгосударственных водных отношений, многие вопросы не решаются, и нет никакой новой инициативы со стороны правительств. Безынициативность приводит к упущению многих возможностей по скорейшему решению многих проблем, включая деградации земель.


                Translation of the post of Matraim Zhusupov:


                At the policy level everybody says “we should combat land degradation”, however they do not tell how to do it. As an expert, I also began to think and analyze the situation regarding this and other issues. The first thought that comes to mind is that all of this comes from the fact that higher authorities receive many complaints from rural workers about land degradation and depletion, waterlogging and salinity, reduced yields, poor irrigation water supply, non-equitable distribution of available water resources. However, over the years these problems have not been solved and the response from governments is often limited to comforting formal replies/answers. For a long time actions had been hindered by the lack of financing or very limited funding, but now, when government financing has much improved in relative terms, and when it is high time to work, it is hindered by the habit that emerged during the long period of inactivity and parasitical attitude of management and through them, of the officials of responsible ministries and agencies. This is further exacerbated by very low professional level of the management staff. Due to these factors, when the time came for making decisive actions to improve the performance, optimize and reform governance structures, the work is being delayed. Because of this, in the period of global climate change, on the eve of severe water scarcity, when land degradation is at the juncture of aggravated problems of interstate water relations, many issues are not being resolved, and there is no new initiative coming from governments. Lack of initiative leads to many missed opportunities for early resolution of many problems, including land degradation.

              • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                C4D Enthusiast

                Dear participants,


                According to Nkonya et al. (2011), it is crucial to identify and understand institutional arrangements in order to devise sustainable and efficient policies to combat land degradation. For example, if farmers over-irrigate, leading to salinization of the land, it must be understood why they do so. As an illustration, it may be that institutional arrangements, also referred to as distorting incentive structures, make it economically profitable for farmers to produce as much crops as possible. Missing or very low prices of irrigation water in irrigation schemes act as such an incentive in a misleading institutional setup. Finally, it is also essential for the analysis to identify all the important actors of land degradation, such as land users, landowners, governmental authorities, and industries, as well as identify how institutions and policies influence those actors.


                Strong local institutions vertically linked with national and international institutions will empower local communities to manage natural resources more sustainably. Studies have shown that people are more likely to comply with regulations enacted by local councils than with regulations imposed by higher authorities, so national-level policies should support local institutions in managing their own natural resources. For example, communities in India and Peru made significant progress when they used bottom-up approaches to manage natural resources. National-level policies that promote land investment can also have a direct influence on land users’ decisions. Costa Rica’s payments for ecosystem services are examples of the impact of good policies.


                According to ICARDA colleagues, in areas where profitable opportunities to improve land management are available, but not widely adopted, emphasis should be placed on identifying the most binding constraints limiting their adoption and the most cost effective investments or policy actions to address these constraints. In areas where improved land management options are of marginal expected near term profitability, investigation of the most important market, institutional or policy failures limiting profitability (e.g., external costs and benefits, poor infrastructure, trade policies) should be used to assess the social benefits and costs of alternative interventions to address these (e.g., subsidies or regulations). Where no improved land management approaches can be identified that are already privately profitable, or that could be profitable through feasible and socially beneficial policy interventions, alternative livelihood options (e.g., non-agricultural activities, emigration to less fragile lands) and the means of promoting them should be investigated.

                 

                Shunalini Sarkar, World Bank

                 

                Перевод комментария Шуналини Саркар:

                 

                Уважаемые участники!

                 

                По данным Nkonya et al. (2011), исключительно важно определить и понять институциональные схемы для разработки устойчивых и эффективных политик, направленных на борьбу с деградацией земель. Например, если фермеры чрезмерно применяют орошение, что приводит к засолению земель, необходимо понять, почему они это делают. В качестве иллюстрации можно предположить, что институциональная организация (или схемы искаженных мотиваций) делает экономически выгодным для фермеров производство как можно больших объемов продукции. Отсутствие или очень низкие цены на ирригационные воды и схемы выступают в роли мотива в искаженной системе институциональной организации. Наконец, также важно в рамках анализа определить всех важнейших игроков  в процессе деградации земель, а именно: землепользователей, землевладельцев, государственные органы, промышленность, а также определить то, как институты и политики воздействуют на этих игроков.

                 

                Сильные местные институты, связанные вертикально с национальными и международными институтами, дадут возможность местному населению более рационально управлять природными ресурсами. Исследования показывают, что люди скорее готовы соблюдать правила, введенные местными советами, чем те, что были введены на более высоком уровне. Поэтому национальная политика должна поддерживать местные института в их деле по управлению своими собственными природными ресурсами. Например, коммуны в Индии и Перу существенно продвинулись вперед, применяя подходы инициатив снизу при управлении природными ресурсами. Государственная политика, способствующая привлечению инвестиций в земли, также может оказать непосредственное воздействие на решения землепользователей. Платежи за экосистемные услуги в Коста-Рике – это пример воздействия хорошей политики.

                 

                По данным коллег из ICARDA, в тех районах, где есть хорошие (выгодные) возможности для совершенствования землепользования, но которые пока не использовались, упор необходимо делать на определение наиболее серьезных сдерживающих факторов и наиболее эффективных инвестиций или политических действий для устранения этих сдерживающих факторов. Там, где варианты совершенствования землепользования, как ожидается, не дадут значимой прибыли в краткосрочной перспективе, необходимо провести исследование наиболее важных рыночных, институциональных или политических неудач, ограничивающих выгодность (например, внешние издержки и выгоды, слабая инфраструктура, политика в области торговли), для оценки социальных выгод и издержек альтернативных интервенций для их устранения (субсидии или правила). Там, где невозможно определить более совершенные методы землепользования, которые были бы выгодны для частных лиц, или которые могли бы стать выгодными за счет возможных и социально выгодных интервенций, необходимо изучить возможности альтернативных вариантов жизнедеятельности (не сельскохозяйственная деятельность, переезд в более благоприятные почвенные условия) и путей их вндрения.

                 

                Шуналини Саркар, Всемирный банк

                  • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                    C4D Enthusiast

                    Understanding local arrangements and institutional settings is indeed fundamental. Common pool resources face specific challenges and there are different dynamics in decision-making related to collective action or private land use.  Moreover, there has been growing evidence that social norms play an important role in land-use decision-making. It was shown that intrinsic motivation is essential driver of conservation and that success of commons management depends on the extent of conditional cooperation (Rustagi et al., 2010; Hauser et al. 2014). In addition, changes in intra-household decision-making roles might result in different land use decisions (Villamor et al., 2013). At the same time, incentive based schemes (such as PES) may support or undermine social norms (Villamor & van Noordwijk, 2011; Andeltova et al. - forthcoming). Thus, what works in one region might cause adverse effects elsewhere. Therefore, given the region or community specific differences in land degradation drivers, social norms and intra-household decision-making it is recommendable to tailor the SLM policies to local conditions (use of prior assessments and pilot studies).


                    Given the specific land tenure transformation in Eurasia as summarized by Marketa (1.4), what are the most common – de facto and de jure - land user rights on the degraded lands of that region?  Could market and incentive based mechanisms such as PES trigger SLM in Eurasia or are there adverse effects to be expected (additionality, continuity, moral hazard, collusion)? What policies in place may distort the SLM efforts (in addition to irrigation water subsidies)?


                    Перевод комментария Люси Анделтовой:

                     

                    Действительно, очень важно разобраться в местной ситуации и институциональном контексте. Существуют проблемы особого характера в отношении ресурсов, находящихся в общем владении; динамика принятия решений в случае коллективных действий и при частном землепользовании неодинакова. Кроме того, поступает всё больше свидетельств тому, что важную роль в процессе принятия решений о землепользовании играют общественные нормы.  Было показано, что внутренняя мотивация – необходимый фактор, побуждающий к защите почв, и что успех в управлении общим ресурсом зависит от масштабов обусловленного сотрудничества (Rustagi et al., 2010; Hauser et al. 2014). Изменения в распределении ролей при принятии решений внутри домохозяйства тоже могут привести к иным решениям в части землепользования (Villamor et al., 2013). В то же время механизмы, основанные на стимулах (такие как ПЭС), способны подкреплять или подрывать общественные нормы (Villamor & van Noordwijk, 2011; Andeltova et al. – готовится к выпуску). Таким образом, подход, оказавшийся эффективным в одном регионе, в других случаях может дать отрицательный результат. Поэтому, принимая во внимание специфику факторов, приводящих к деградации почвы, общественные нормы и характер принятия решений внутри домохозяйств в конкретном регионе или сообществе, рекомендуется адаптировать стратегии в области устойчивого землепользования с учётом местных условий (проводить предварительный анализ и пробные исследования).

                     

                    Учитывая конкретные изменения в формах землевладения в Евразийском регионе, которые описала Маркета (1.4), какие права (де-факто и де-юре) чаще всего имеют землепользователи на деградированных землях в этом регионе?  Способны ли рыночные механизмы и стимулы, такие как ПЭС, привести к распространению в регионе практики устойчивого землепользования, или следует ожидать негативных последствий (дополнительность, обусловленность, моральный риск, сговор)? Какие существующие подходы способны внести искажения в действия, направленные на обеспечение устойчивого землепользования (помимо субсидирования воды, которая используется для орошения)?

                      • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                        C4D Explorer

                        Dear Lucie,

                         

                        I am hereby providing my opinion on some of your questions. Land degradation may result from policies that distort input markets (land, labor, capital, fertilizer, and machinery) or output markets (agriculture versus other land uses and relative crop prices). Although farmers use a variety of means to maintain the productivity of their lands, land degradation may occur where there is a disparity between private and social costs or when public policy results in less than optimal soil management. Factors such as insecure tenure, extreme poverty, and lack of access to credit often result in inadequate investment in maintaining soil capital.

                         

                        Indeed, programs that provide PES can be part of the solution to SLM, also supported by a Policy Brief entitled ‘Payments for Ecosystem Services: Towards their Development and Implementation’ by various authors, which I would like to highlight. The Regional Environmental Center for Central Asia is implementing several PES programs as well as provides useful information on PES and associated good practices on its website.

                         

                        Salma Cheema, Cornell University

                         

                        Перевод комментария Сальмы Чимы:

                         

                        Уважаемая Люси!

                         

                        Хочется поделиться своим мнением по поводу некоторых Ваших вопросов. Деградация земель может быть результатом использования правил и принципов, приводящих к деформации как  внутренних (земля, рабочая сила, капитал, удобрения и техника), так и внешних рынков (сельское хозяйство в противовес другим видам землепользования и относительные цены на сельхозкультуры). Несмотря на то, что фермеры используют целый ряд мер, направленных на поддержание продуктивности своих земель, деградация земель может возникать как в результате диспропорции между затратами частника и государства, так и в том случае, когда вследствие государственной политики управление использованием земель не дотягивает даже до оптимального уровня. Такие факторы, как шаткость права собственности, крайняя бедность, отсутствие доступа к кредитным ресурсам, зачастую становятся причиной недостаточных вложений в сохранение земельного капитала.

                         

                        Программы в рамках проекта "Платежи за экосистемные услуги (ПЭУ)" могут, вне всякого сомнения, отчасти решить задачи устойчивого управления земельными ресурсами, опираясь также и на Краткий документ по вопросам политики "Платежи за экосистемные услуги: на пути к их разработке и внедрению" (Payments for Ecosystem Services: Towards their Development and Implementation), разработанный целым рядом авторов, что хотелось бы особо подчеркнуть. Региональный экологический центр Центральной Азии осуществляет реализацию нескольких программ ПЭУ (PES programs), а также предоставляет на своем сайте полезную информацию, касающуюся ПЭУ и правил надлежащей практики.

                         

                        Сальма Чима,

                        Корнелльский университет

                          • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                            C4D Enthusiast

                            Dear Salma,


                            Thank you for your feedback and information on PES activities in Centra Asia! Pilot studies would provide very valuable information on suitable PES designs, in particular if conducted in regions with different land degradation drivers and socio-economic settings. Are you aware whether the planned pilots in Central Asia are being implemented? I could follow on one in Kyrgyzstan and I´m looking forward the results.


                            Lucie


                            Перевод комментария Люси Аделтовой:


                            Уважаемая Сальма!

                             

                            Спасибо за ваши отзывы и сведения о деятельности по ПЭС в Центральной Азии! Экспериментальные исследования дадут очень ценную информацию о приемлемых схемах ПЭС, в частности, если они будут проводиться в регионах с разными причинами деградации земель и с разными социально-экономическими условиями. Знаете ли вы о реализации каких-либо запланированных пилотов в Центральной Азии? Я могла бы отследить один в Киргизстане и я с нетерпением жду результатов.

                             

                            Люси

                              • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                матраимжусупов C4D Expert

                                Dear Lucie,

                                 

                                In principle, I support the pilot implementation of PES in Kyrgyzstan. Our ecologists include it all in their strategic plans. However, the introduction of PES without legal basis is not possible, on the other hand one of the conditions for the realization of this idea is a certain level of social and economic development. While that Kyrgyzstan has laws where penalties for environmental violations.

                                 

                                Matraim

                                 

                                Перевод комментария Матраима Жусупова:

                                 

                                Уважаемая Люси!

                                 

                                В принципе, я поддерживаю пилотное внедрение ПЭС в Кыргызстане. Наши экологи включают все это в свои стратегические планы. Тем не менее, введение ПЭС без правовой основы невозможно; с другой стороны, одним из условий для реализации этой идеи является определенный уровень социально-экономического развития. Вместе с тем Кыргызстан имеет законы, предусматривающие штрафы за экологические нарушения.

                                 

                                Матраим

                                  • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                    C4D Enthusiast

                                    Dear Matraim,


                                    Thank you for sharing the details on the PES project in Kyrgyzstan! Lessons learnt from this pilot would be important for the whole Central Asian region as there is a common denominator to many of the barriers to PES implementation. As you mentioned very important is the legal framework, and environmental policies coherence. Also, the cultural and behavioral background might be different to studies conducted elsewhere. Surprising to me is, for instance, that the PES participants in Kyrgyzstan do prefer in-kind payments. I wish you a lot of success on the project and its evaluation!


                                    Lucie


                                    Перевод комментария Люси Аделтовой:


                                    Уважаемый Maтраим,

                                    Благодарим за информацию по проекту ПЭУ в Кыргызстане! Уроки этого пилотного проекта будут важны для всего региона Центральной Азии из-за сходства многих барьеров на пути реализации ПЭУ. Как Вы упомянули, очень важно обеспечить согласованность правовой базы и экологической политики. Кроме того, культурные и поведенческие традиции тут могут отличаться от тех, которые были выявлены в рамках исследований, проведенных в других странах. Я была удивлена, например, что участники ПЭУ в Кыргызстане предпочитают платежи в натуральной форме. Я желаю вам больших успехов в реализации и оценке проекта!


                                    Люси

                            • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                              матраимжусупов C4D Expert

                              Уважаемый Шуналини,

                               

                              Я с Вами согласен, где Вы подчеркивайте о том, что мы должны выяснить, почему фермер производит переполив, большими нормами, зная, что это приведет к поднятию уровней грунтовых вод и это приведет к заболачиванию и вторичному засолению. А это приведет к потери его же урожая. Как показывают наши исследования в Кыргызстане, что многие фермеры этого делают от незнания, во первых подземной картины уровней грунтовых вод, во вторых у них прижилось такое сознание, что "много воды - будет много урожая". С другой стороны стоимость воды (а у нас принято называть - размер платы за ирригационные услуги) действительно очень низкая (В Кыргызстане - в среднем 0,18 долларов за 1000 литров). Это же чистейшая вода горных рек. Стоимость такой воды в за рубежом составляет  5-10 долларов за 1 литр. А увеличение тарифа за воду очень трудная социально-экономическая проблема в стране, потому что население, фермеры категорически против этого, утверждая, что вода от Бога и природы.

                               

                              Translation of the post of Matraim Zhusupov:

                               

                              Dear Shunalini,

                               

                              I agree with you that we should surely find out why farmers use water excessively, in large amounts, while realizing that it will result in the ground water level rise and will further cause swamping and resalinization, which, in its turn, will damage their own crops. Our surveys in Kyrgyzstan have revealed that many farmers are not aware of the consequences of such practice: first, they are not knowledgeable about the  ground water level specifics, and second, they have historically got used to the idea that 'a lot of water will bring a rich harvest'. On the other hand, the cost of water (we call it 'payment for irrigation services') is really very low (in Kyrgyzstan it averages $0.18/1000 liters), while the price of such purest mountain water abroad is $5 - 10 per liter. The increase in water charges is, however, a social and economic problem that is quite difficult to solve in our country because its population, farmers are strongly opposed to it saying that water comes from God and nature.

                            • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                              C4D Extraordinaire

                              Dear participants,

                               

                              Policies, institutions, and markets have a significant influence on land degradation. Insecure land tenures and property rights, virtual lack of extension systems for dissemination of best practices, and resettlement policies all seem to worsen land degradation problems. Farmers generally lack access to research information, infrastructure, and value-added services, limiting their ability to produce more profitably and use natural resources more sustainably. Exchange rate devaluations and reductions in fertilizer subsidies reduce the ability of the farmers to use costly external inputs. Similarly, subsidies on irrigation water, night irrigation practices, etc., promote excessive use of irrigation water and cause secondary salinization and water-logging. Institutional aspects govern the use of water resources much more than rational decisions on water use.

                               

                              According to UNCCD (2013), effective policies need to be based on a good understanding of the challenges faced on the ground. Policies that have successfully addressed a transition to more sustainable land-use practices have used participatory approaches, responded to local perceptions and priorities, enjoyed adequate government and civil society backing, and promoted technical packages with low risk and strong economic incentives.

                               

                              Land-tenure policies that give formal or perceived tenure security also enhance long-term investment in land improvement. The importance of secure land tenure as a means to improve incentives to invest in SLM is given special attention in recent literature. Furthermore, research indicates that secure rights do indeed induce higher investment and productivity in developing countries. Land-use rights do not necessarily need to be assigned to individuals in order to capture the benefits of secure tenure. In drylands, empowering local communities to manage open-access rangelands as a commons has in some cases been sufficient to reduce grazing intensity and halt land degradation. These examples demonstrate the importance of addressing land tenure in national policies and statutes, achieving tenure security depends critically on the effective operation of the local and national institutions within the land administration and wider legal and judicial system. Key challenges are finding cost-effective ways of delineating and documenting land rights and ensuring that dispute resolution procedures are not subject to manipulation.

                               

                              Ekaterina Kucheriavenko, World Bank


                              Перевод комментария Екатерины Кучерявенко:

                               

                              Уважаемые участники,

                               

                              Проводимая политика, институты и рынки оказывают существенное воздействие на деградацию земель. Негарантированные права владения и собственности на землю, фактическое отсутствие систем просвещения для распространения успешных примеров и политика переселения – все это усугубляет проблемы деградации земель.  Фермеры, как правило, не имеют доступа к информации (последним исследовательским достижениям), к инфраструктуре и услугам добавочной стоимости, что снижает их возможности по более прибыльному производству и более устойчивому использованию природных ресурсов. Изменения обменных ставок и сокращения субсидий на удобрения снижают возможности фермеров по использованию дорогостоящих производственных методов. Кроме того, субсидии на ирригационную воду, практика ночных поливов и т.д. способствуют росту использования воды, что приводит к вторичному засолению почв и заболачиванию. Институциональные аспекты регулируют использование водных ресурсов гораздо больше, чем рациональные решения по пользованию водой.

                               

                              По данным UNCCD (2013) эффективная политика должна основываться на глубоком понимании проблем на местах. Политика, успешно справляющаяся с переходом на более устойчивые практики землепользования, должна использовать подходы вовлечения заинтересованных сторон, реагировать на местное понимание и приоритеты, пользоваться соответствующей поддержкой государства и гражданского общества, а также продвигать технические инструменты с низкими рисками и сильными экономическими стимулами.

                               

                              Политика в области прав землевладения, дающая формальную или предполагаемую безопасность владения, также способствует долгосрочным инвестициям в улучшение состояния земель. В современной литературе уделяется много внимания важности гарантированного землевладения как средства повышения мотивации к инвестированию в устойчивые системы землепользования. Более того, исследования показывают, что гарантированные права действительно приводят к повышению инвестиций и производительности в развивающихся странах. Права землепользования не обязательно связывать с физическим лицом для обеспечения выгод от гарантированных прав землевладения. В засушливых регионах предоставление местным сообществам права управлять степями в открытом доступе как общим имуществом во многих случаях было достаточным для сокращения интенсивности выпаса и остановки деградации земель. Эти примеры показывают важность рассмотрения вопросов прав землевладения в рамках национальных политик и законов. Предоставление гарантированных прав землевладения во многом зависит от эффективности работы местных и национальных институтов (земельных администраций, общей правовой и судебной системы). Основные задачи состоят в нахождении эффективных с точки зрения затрат путей разграничения и оформления прав на землю и обеспечении справедливости судебной системы.

                               

                              Екатерина Кучерявенко, Всемирный банк

                              • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                C4D Explorer

                                Помимо всего вышеперечисленного, хотелось бы отметить особую важность не только влияния на уже существующих лиц, принимающих решения на государственном уровне и в бизнесе, но и формирования будущих. Широкие возможности для деятельности в этом направлении открываются для членов научного сообщества, работающих со студентами. Из опыта, который можно тиражировать, хотелось бы отметить чтение научно-популярных лекций для широкого круга лиц с различных факультетов с целью формирования у них общих представлений о концепции устойчивого развития, способах и важности  рационального землепользования. В Московском Государственном Университете существуют так называемые межфакультетские курсы, в рамках которых адаптированные версии специальных дисциплин (в том числе посвященных обсуждаемому вопросу) могут прослушать учащиеся любого курса любого факультета (хотя, этот опыт применим только в очень больших университетах).

                                Отдельного внимания заслуживает опыт привлечения учащихся к природоохранной деятельности в свободное от учебы время. Мой опыт показывает, что студенты с готовностью подключаются к программам сбора и переработки батареек, например, что не только предотвращает попадание в почву и воду солей тяжелых металлов, но и способствует формированию у учащихся понимания того, что почва – не только количественно, но и качественно ограниченный ресурс. В будущем, когда бывший студент станет чиновником (или министром, или даже президентом соседнего государства), предложения по внедрению технологий устойчивого землепользования найдут у него куда больший отклик.

                                В идеале, конечно, надо начинать не со студентов, а со школьников, развивая в них личность, формируя гражданскую идентичность, указывая и помогая отследить ценностные ориентиры с опорой на системно-деятельностный подход к обучению.

                                 

                                Кроме того, определенных успехов можно достичь, участвуя в общественных слушаньях принимаемых законопроектов, взаимодействуя с профильными комиссиями в Государственной Думе и Общественной палате Российской Федерации и регионов (при большом желании можно даже стать их членом). Да, это трудоемко, но вполне реально.

                                 

                                Отдельно хочется отметить, что важно публиковаться не только в научных, но и научно-популярных журналах, а также в бизнес журналах, причем не обязательно по профилю. У них шире аудитория, их читатели часто относятся к числу лиц, принимающих решения (например – главы и топ менеджеры агрохолдингов). Возможно, они и рады бы проинвестировать проекты по сохранению почв на территории, где ведут хозяйственную деятельность, но не знают как или им просто не приходит это в голову. Когда почвоведы последний раз публиковались в аграрном бизнес журнале, например?

                                 

                                Translation of the post of Alexei Belugin:

                                 

                                In addition to the above, it is crucial not only to influence the existing decision makers in the government and business community, but also to shape future decision makers. Here broad opportunities open up to academics dealing with undergraduate students.   As to experience that lends itself to replication, I should mention popular science lectures delivered to a broad audience from different departments; such lectures would help to develop a general understanding of the sustainable development concept, importance of, and approaches to, efficient land management.  The Moscow State University offers the so called cross-department courses where abridged versions of special disciplines (including the issue in question) are taught to students of any year and any department (although this approach can only be used for really big universities). 

                                 

                                Of special note is engaging students in nature conservation efforts outside of academic activities. My experience suggests that students are happy to participate in batteries collection and disposal thus preventing contamination of soil and water with heavy metals salts; this also helps them to understand that soil is a resource that is scares not only in terms of quantity but also in terms of quality. In the future, when a graduate becomes a public official (a minister or perhaps even president of a neighboring state), he/she would be far more likely to embrace proposals to adopt sustainable land management techniques. 

                                 

                                Ideally, we should start not with undergraduates but with school students – develop personalities, shape civic identity, indicate and help to trace values using system-activity approach.

                                 

                                Besides, some success can be achieved thanks to participation in public hearings regarding draft laws to be passed, interaction with relevant committees of the State Duma and Civic Chamber of the Russian Federation and Russian regions (even membership is possible if the desire is great). Yes, this requires a lot of effort but is quite feasible.

                                 

                                I should specifically note that is it crucial to publish articles not only in journals but also in popular science and business magazines – and not necessarily those dealing precisely with the topic. They cater to a broader audience, their readership often includes decision makers (e.g. heads and top managers of agrarian holdings). Perhaps such people might be happy to invest in soil conservation in the areas they operate but they may have no clue as to how, or such possibility never occurred to them. When did soil scientists last publish an article in an agrarian business magazine?

                                  • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                    матраимжусупов C4D Expert

                                    Уважаемый Алексей, я поддерживаю Ваши суждения. Я также думаю, что экологическое сознание, экологическая культура, наравне с культурой, образованием, наукой, является категорией - духовной. Полагаю, что экономический кризис по времени решается намного быстрее, чем духовный кризис. Чтобы выйти из духовного кризиса, обществу нужно обновление поколения. А чтобы обновить поколение, необходимо учить молодое поколение начиная с детского сада, школы, вуза и далее процесс должен быть непрерывным.

                                     

                                    Translation of the post of Matraim Zhusupov:

                                     

                                    Dear Aleksei, I share your views. Also I consider that ecological consciousness, ecological culture, as well as culture, education, and science, belong to a spiritual category. I believe that an economic crisis may be settled much quicker than a spiritual one. To overcome the spiritual crisis, the society needs to raise up a new generation teaching the young people from nursery age through high school and college and further providing a non-stop educational process.

                                    • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                      матраимжусупов C4D Expert

                                      Да, одним из важных вопросов является еще, вопрос подготовки и переподготовки научно-производственных кадров – почвоведов и по распространению новых знаний посредством усовершенствования учебного процесса в университетах сельскохозяйственного направления. Имеется необходимость разработки и внедрения новых, современных подходов и идей для изменившей ситуации, из-за глобальных климатических изменений. Я думаю, что самым эффективным методом распространения знаний является сфера подготовки кадров в университетах. К сожалению, во многих университетах, учебные материалы устаревшие. Если дальше продолжать подготовку специалистов, то для выпускников вузов перед началом профессиональной деятельности необходимо провести переподготовку для новых условий и по новым технологиям.

                                       

                                      Translation of the post of Matraim Zhusupov:

                                       

                                      Yes, one of the important issues is an additional issue of training and retraining of scientific and production staff - soil specialists and dissemination of new knowledge through the improvement of the educational process at agricultural universities. There is a need for the development and introduction of new modern approaches and ideas in a different situation resulting from the global climate change. I think the most effective method of disseminating knowledge is the area of training in universities. Unfortunately, in many universities training materials are obsolete. If this training continues, university graduates prior to the start of their professional carriers need to be retrained to fit new conditions and apply new technologies.

                                    • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                      C4D Expert

                                      Мне кажется, что Алишер в Теме 1 поднял серьёзную проблему. Она связана с тем, кто является бенефециантом при борьбе с деградацией земель? Если только треть стоимости деградации связана с прямыми убытками землевладельца, то почему он должен за счёт своих средств оплачивать экосистемные услуги почв? Очевидно, что деградация почв не является частной проблемой каждого землепользования: она наносит ущерб всему обществу, и общество должно выработать механизмы для борьбы с деградацией земель. При этом эти меры не должны нарушать право собственника распоряжаться своим земельным участком. Скорее, нужны "мягкие" меры, от убеждения и пропаганды устойчивого землепользования до льготных кредитов и прямых дотаций на снижение деградации земель. Например, на Мадагаскаре в каждой деревне есть человек, ответственный за пропаганду борьбы с эрозией. Те фермеры, которые принимают рекомендованные им методы почвоохранного земледелия, на какое-то время освобождаются от налогов.

                                      В то же время "мягкие" меры не могут помочь, когда требуются масштабные работы по защите почв от деградации (например, лесотехнические и гидротехнические мероприятия по защите почв от овражной эрозии). В любом случае, мелкий землепользователь не имеет средств для проведения дорогостоящих работ. Чтобы их провести, требуется политическая воля, вложение средств от государства или крупных доноров, дополнительная работа с землевладельцем, чтобы он позволил провести работы на своём земельном участке и так далее. Ключевым моментом, разумеется, является политическая воля. Очевидно, что работа должна вестись преимущественно "снизу вверх", начиная от выборных представителей власти на местах, которые знакомы с реальной ситуацией, до уровня лиц, распределяющих средства на региональном или национальном уровне.

                                       

                                      Translation of the post of Pavel Krasilnikov:

                                       

                                      I would say Alisher raised an important issue under Topic 1. Who benefits from combatting land degradation? If only one third of the degradation costs relate to direct losses sustained by land owners, why should the owners pay for environmental services provided by soils? Clearly, land degradation is not a specific problem faced by individual land managers: it affects entire society, and society ought to develop approaches to combat land degradation.  The approaches, however, should not affect the right of land owners to dispose of their land. Rather, “soft” approaches are needed: from persuasion and SLM promotion to soft loans and direct subsidies aimed to reduce land degradation. Thus, in Madagascar in each village there is a person responsible for promoting approaches to combatting erosion. Those farmers who adopt recommended conservation techniques benefit from temporary tax exemptions. However, such “soft” approaches may be inefficient when large-scale conservation measures are needed (e.g., forestry engineering and hydraulic works to protect soils from gully development). At any rate, small-plot holders cannot afford expensive works. Such works need political will, public or major donor investment, additional outreach to land owners so that the works are allowed at their plots etc. Of course, presence of political will is vital.  Clearly, a “bottom-up” approach is needed, - from elected local officials who know the actual situation to those allocating resources at the subnational or national level.

                                      • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                        матраимжусупов C4D Expert

                                        Анализ показывает, что низкий уровень осведомлённости (информированности, знаний, консультаций) на всех уровнях об угрозе, масштабах и направлениях противодействия деградации земель и опустынивания в большинстве случаев является одной из главных причин распространения этих негативных явлений, наряду с нехваткой финансовых средств, управленческих и научных знаний, культуры земледелия. Многие земледельцы не знают, что, согласно законодательству страны, ответственность за управление и рациональное использование земель возлагается на сами крестьянские (фермерские) хозяйства и других субъектов земледелия.

                                        Пробелы в знаниях фермеров о культуре земледелия пытаются заполнить сельские консультационные службы (СКС), Центр образования, консультаций и инноваций (ЦОКИ), ОО «АгроЛид» и др., но охват недостаточный, всего 10-15% сельхозпроизводителей и других природопользователей. Аграрные НИИ предпринимают усилия по внедрению ресурсосберегающих и «зеленых» технологий, распространению информации и просвещению о нужных на местах знаниях об эффективных агротехнологиях и примерах наилучших практик.

                                        Персонал местных госадминистраций, органов местного самоуправления, министерств, ведомств недостаточно информирован о масштабах и долгосрочных последствиях деградации земель и больше занимаются текущими общими административными, экономическими и социальными вопросами, упуская контроль за исполнением всеми субъектами землепользования законодательства по рациональному использованию земли.
                                        В Кыргызстане различные аспекты функции управления земельными ресурсами реализуются Министерством по чрезвычайным ситуациям в части предупреждения и ликвидации последствий природных катастроф, Государственным агентством по геологии и минеральным ресурсам при Правительстве Кыргызской Республики в части охраны и рационального использования недр, Государственной инспекцией по экологической и технической безопасности при Правительстве Кыргызской Республики в части надзора за соблюдением природоохранного законодательства.

                                        Неправительственный сектор. Кроме государственных органов, в данной сфере работают и неправительственные организации:

                                        Республиканский союз ассоциаций водопользователей КР (РС АВП КР) – объединяет деятельность ассоциаций водопользователей республики по рациональному использованию водных ресурсов в орошаемом земледелии. На 01.01.2014 года по республике насчитывается юридически зарегистрированных 473 АВП, с охватом около 80 процентов орошаемых земель страны.

                                        Ассоциация лесопользователей и землепользователей Кыргызстана — оказывает содействие в создании условий для устойчивого природопользования и развития предпринимательской деятельности в лесном секторе;

                                        Ассоциация пастбищепользователей Кыргызстана «Кыргыз жайыты» – координирует деятельность и развитие членов ассоциаций (добровольных местных объединений пастбищепользователей регионального уровня) в области эффективного управления и использования пастбищных ресурсов и инфраструктур;

                                        Федерация органического движения БИО-Кыргызстан – продвигает принципы «зеленого» развития, органического сельского хозяйства, развития горных территорий;

                                        ОФ «Экологическое развитие», Информационный Орхус Центр - занимается реализацией Орхусской Конвенции «О доступе к экологической информации и об участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам в области охраны окружающей среды»;

                                        Экологическое Движение «БИОМ» - способствует достижению устойчивых позитивных изменений качества окружающей среды и жизни людей через вовлечение широких групп населения в распространение идей устойчивого развития и сохранение естественных экосистем;

                                        Общественный фонд САМР Алатоо - содействует устойчивому развитию горных регионов Кыргызстана, и совместно с партнерскими организациями, работающими в Казахстане и Таджикистане, формирует часть региональной Сети САМР.

                                         

                                        По сведениям ФАО, в 2011 -2013 гг. не менее 842 миллионов человек или 12 % населения земного шара страдали от голода и недоедания, т.е. не смогли удовлетворять свои  потребности в рационе. Как минимум, 827 миллионов (или 98%) из них живут в развивающихся странах. Почти половина из  голодных 842 миллионов человек в мире заняты мелким земледелием, большинство которых выживают за счет обработки  неугодных участков, подверженных таким природным катаклизмам, как паводки и засуха. Из них 20 % относится к безземельным семьям, зависящим от земледелия, 10% живут в общинах, чье существование связано с животноводством, рыболовством или лесными ресурсами. Остальные 20% живут в трущобах, расположенных на окраине больших городов развивающихся стран. Увеличивается количество нищих и голодных городских бродяг, большинство из которых являются разоренными сельскими жителями или людьми, которые решили мигрировать в города в поисках удачи. Количество таких людей резко увеличивается вместе с ростом городского населения во всем мире. Несмотря на наличие большого количества мелких земледельцев, 63% (527 из 842 миллиона) таких людей приходится на Азию. (Источник:SOFI, 2013).

                                        Для развития сельского хозяйства государство активно привлекает помощь донорских организаций. За последние годы был заключен ряд соглашений с Всемирным банком, АБР, ПРООН, ФАО, ЮСАИД, ИБР и др. на оказание помощи сельскому хозяйству. Проекты охватывают различные направления поддержки сельского хозяйства: развитие семеноводческих и племенных хозяйств, эффективное управление пастбищами, устойчивое управление земельными ресурсами и т.д.

                                         

                                        В настоящее время заложенный в реформах потенциал развития исчерпан. Сельское хозяйство уже длительное время остается отраслью с низкими доходами, низкой производительностью труда, в которой не применяются современные сельскохозяйственные технологии. Отрасль не может выбраться из постоянной зависимости от внешней льготной финансовой помощи. Растет конкурентное давление иностранных производителей, поставляющих на наш рынок все более разнообразную и дешевую продукцию.

                                        Сохранение нынешней политики в отношении сельского хозяйства может привести к росту бедности у части мелких фермерских хозяйств. Это обусловливает необходимость разработки новой стратегии агропромышленного развития. Она направлена на формирование государственной политики, которая с учетом имеющихся конкурентных преимуществ подразумевает качественные изменения в сельскохозяйственном производстве для более полного решения задачи обеспечения продовольственной безопасности, роста доходов сельского населения.

                                        Фермеры используют свои излишние доходы для расширения своего производства. Если он получит хороший урожай или продает свой урожай за хорошую цену всегда вложит лишние деньги в хозяйство, потому что это его основные средства существования. Фермеры предоставляют альтернативные методы ведения хозяйства, которые помогают сохранить природные ресурсы и обновлять почву. В отличие от выращивания монокультур, практикуемых агробизнесом, что привело к ухудшению качества плодородного слоя почвы, из-за их сильной зависимости от химикатов, загрязнения, слабой диверсификации выращиваемых культур и вредных насекомых, семейные фермеры часто используют методы диверсифицированного выращивания культур, которые защищают почву и обеспечивают био-разнообразие территории, окружающей их фермерские хозяйства.

                                        На основании вышеизложенного можно сделать вывод о том, что если фермеры будут богатыми, грамотными и осведомленными, они всегда будут вкладывать свои средства к мероприятиям по борьбе деградацией земель. Для того чтобы они стали такими мы все должны им помочь.

                                        Translaiton of the post of Matraim Zhusupov:

                                        The analysis shows that low awareness (information, knowledge, consultations) at all levels about the danger, scale and lines of response to land degradation and desertification in most cases is the main reason of propagation of these negative effects, along with lack of financial resources, management and academic knowledge, agriculture smart practices. Many farmers do not know that according to the country legislation farmers and other agricultural sector entities bear responsibility for management and rational use land.

                                         

                                        Rural consultant services, the Centre of Education, Consultations and Innovations, OO AgroLead, etc., try to fill the gaps in knowledge among farmers about agriculture best practices. However their coverage is inadequate: only 10-15% of agricultural producers and other land users. Agrarian R&D institutes make efforts to introducer resource effective and “green” technologies, dissemination of information and education in knowledge necessary on the ground regarding effective agricultural technologies and best practices.

                                         

                                        Local public administration staff, local self-governments, ministries, agencies are inadequately informed about the scale and long-term effects of land degradation. They mostly deal with the routine general administration, economic and social issues missing control over compliance with the rational land use laws among all land users.

                                         

                                        In Kyrgyzstan, various land resource management functions are implemented by the Ministry of Emergency Situations in part pertaining to prevention and elimination of natural disasters; by tge State AGnecy for Geology and Mineral resources of the Kyrgyz Republic Government in part pertaining to protection and rational use of mineral resources; State Inspection for Environmental and Technical Safety of the Kyrgyz Republic Government in part pertaining to supervision of the environmental law compliance.

                                         

                                        Non-government sector. Along with the government bodies, non-government organizations function in this area:

                                         

                                        Republican Union of Water User Associations of KR unites activities of associations of water users of the republic to rationally use water resources in irrigated agriculture. As of January 1, 2014, the republic had 473 of legally registered associations covering about 80% if irrigated land of the country.

                                         

                                        Association of Forest and Land Users of Kyrgyzstan assists in creating conditions for sustainable natural resources use and development of business in the forestry sector.

                                         

                                        Association of pasture users of Kyrgyzstan coordinates activities and development of the association members (voluntary local associations of pasture users of the regional level) in the field of effective management and use of pasture resources and infrastructures.

                                         

                                        Federation of Organic Movement BIO-Kyrgysztan promotes principles of the “green” development, organic agriculture, development of mountainous territories.

                                         

                                        Public fund Environmental Development, Information AArhus Centre participates in implementation of the AArhus Convention on Access to Information, Public Participation in Decision-making and Access to Justice in Environmental Matters.

                                         

                                        Environmental movement BIOM contributes to achievement of sustainable positive changes in the quality of the environment and life of people through involvement of broad groups of population in promotion of ideas of sustainable development and preservation of natural environment systems.

                                         

                                        Public fund SAMR Alatoo contributes to sustainable development of mountainous territories of Kyrgyzstan and jointly with partner organizations operating in Kazakhstan and Tajikistan form a part of the regional SAMR Network.

                                         

                                        According to FAO, in 2011 to 2013, at least 842 million or 12 % of the global population suffered hunger or malnutrition, i.e. they could not meet their diet needs. At least 827 million (98%) of these people leave in developing countries. Almost half of the hungry 842 million people in the world are run small agricultural farms most of which survive due to cultivation of bad lands subject to such natural disaster as flooding and draught. Of those 20% fall under the category of landless households dependant on agriculture; 10% live in communities living on animal breading, fishing or forest resources. The remaining 20% live in slums located in the suburbs of small cities if developing countries. The number of baggers and hungry tramps is growing: most of which are broken rural residents or people who decided to move to cities in search of luck. The number of such people has drastically increased together with the growth of urban population all over the world. Despite a large number of small agricultural producers 63% (527 out of 842 million) of such people reside in Asia (Source: SOFI, 2013).

                                         

                                        To develop agriculture the state actively invites assistance of donor organization. Over the last few years, a number of agreement have been signed with the World Bank, ABD, UNDP, FAO, USAID, IBR, etc, towards assisting the agriculture. Projects cover various areas of support to agriculture: development of seed and animal breading farms, effective pasture management, sustainable land resource management, etc.

                                         

                                        Currently the development potential embedded in the reforms has exhausted. Agriculture has long been a sector with low revenues, low labor productivity that does not employ modern agricultural technologies.

                                         

                                        The sector is stuck in permanent dependence on outside financial subsidies. Competitive pressure of foreign producers is growing through supply of more and more diversified and cheap products to our market.

                                         

                                        Continuation of the current policy in agriculture may lead to growth of poverty among part of small farmers.

                                         

                                        This calls for development of a new strategy of agribusiness aiming at formation of a government policy that taking into account the competitive advantages will include qualitative changes in agricultural production to fully address objectives of the food security and growth of rural population revenues.

                                         

                                        Farmers use their excessive revenues to expand their production. If a farmer receives a good yield or sells his product for a good price, he will always invest odd money in the business because it is the asset that supports his living. Farmers propose alternative methods of farm running that allow preserving natural resources and renew soil. In contrast to cultivation of mono-crops practiced by agribusiness (which led to impoverishment of the fertile layer of soil due to abundance of chemicals, contamination, low diversification of crops and effects of harmful insects) family farms often use methods of diversified crops that protect soil and ensure biodiversity of the territory surrounding the farm.


                                        Based on the above the following conclusion may be drawn: if farmers are rich, educated and informed they will always invest their money in activities to control land degradation. For them to be such we all must help them.

                                        • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                          C4D Extraordinaire

                                          Posted on behalf of Ademola Braimoh:

                                           

                                          Dear colleagues,


                                          Here are some suggestions on the policy options for soil carbon sequestration:


                                          Soil is central to most SLM technologies because soil is the basic resource for land use. Soil carbon has a strong correlation with soil quality, and influences the soil’s ability to hold and release nutrients and water for plant growth, sustain root growth, maintain suitable biotic habitat, and respond to land management and resist degradation.

                                          A recent World Bank study assessed the carbon sequestration potential across world regions. The key messages of the report are the following

                                           

                                          1)      In addition to storing soil carbon, sustainable land management technologies can be beneficial to farmers because they can increase yields and reduce production costs. Total private profits by the year 2030 are estimated at $105 billion for Africa, $274 billion for Latin America, and $1.4 trillion for Asia.

                                           

                                          2)      Soil carbon sequestration can be maximized by managing tradeoffs across space, time, and sectors. Working at the landscape level is useful for addressing food security and rural livelihood issues, and in responding to the impacts of climate change and contributing to its mitigation.

                                           

                                          3) The adoption of sustainable land management practices faces many socioeconomic and institutional barriers. These include significant upfront expenditure, non-availability of some inputs in the local markets, lack of information on the potentials of improved techniques, limited capacity to implement the techniques, incompatibility of some of the techniques with traditional practices, and the absence of collective action needed for the diffusion of certain technologies.

                                           

                                          4) Without public support to farmers, poor agricultural land management will intensify land degradation, increase farmers’ vulnerability and contribute additional greenhouse gases in the atmosphere. The estimated government support by the year 2030 to enable farmers implement sustainable land management practices are $20 billion for Africa, $41 billion for Latin America, and $131 billion for Asia.

                                           

                                          Private benefits that drive land use decisions often fall short of social costs; thus, carbon sequestration may not reach optimal level from a social point of view unless some mechanisms exist to encourage farmers. Some public policies that can potentially incentivize carbon sequestration include.

                                           

                                          Strengthen the capacity of governments to implement climate-smart agriculture: Countries must be prepared to access new and additional finance. There is a need to build the technical and institutional capacity of government ministries to implement CSA programs.     Existing national policies, strategies, and investment plans should be strengthened to form the basis for scaling-up investments for CSA. Readiness for carbon sequestration and climate-smart agriculture can be achieved through improved extension services and training in relevant land management technologies for different locales.

                                          Global cooperative agreement. A new global vision that appreciates and rewards the productivity, mitigation and adaptation benefits of soil carbon sequestration is required. Progress on agriculture is slower than most people hoped for under the UN Framework Convention on Climate Change (UNFCCC).  However, there was some good news coming out of the recently concluded Conference of Parties (COP) in Durban, where, for the first time, it was agreed to initiate work towards the inclusion of agriculture under the
                                          UNFCCC Subsidiary Body for Scientific and Technological Advice (SBSTA).  Placing agriculture under a firm global agreement in future could help provide a policy framework for fully incorporating agriculture into adaptation and mitigation strategies.

                                          Boost financial support for early action. A blend of public, private and development finance will be required for upscaling improved land management practices. There is need to integrate the sources of climate finance with those supporting food security to support climate-smart agriculture. For technologies with significant private returns, grant funding or loans may be more suitable to overcome adoption barriers. For technologies such as conservation agriculture that require specific machinery inputs, and significant up-front costs, payment for ecosystem services scheme could be used to support farmers and breaking adoption barrier. There is also the potential for carbon finance to support farmers during the initial period before the trees in agroforestry systems generate an economic return.

                                          Raise the level of national investment in agriculture: Adequate investment in national agricultural research and development, agricultural institutions, and extension services are required. Improved lending policies for agriculture and finance instruments for addressing climate risks are needed. Nationally-owned climate-smart agricultural policies and action frameworks will increase the adoption of sustainable land management practices.

                                          Create enabling environment for private sector participation: Leveraging significant private investment into CSA is crucial. For instance, private sector may be involved in research and development, establishing tree plantations, or in developing improved seeds and seedlings. The private sector could also be involved in creating innovative finance products for CSA, including bundling agricultural credit and insurance together, provision of index-based weather risk management, and provision of Ex-ante risk management through weather derivatives.

                                           

                                          Ademola Braimoh,

                                          Senior Natural Resources Management Specialist at the World Bank

                                           

                                          Перевод комментария Адемолы Браймо:

                                           

                                          Уважаемые коллеги,


                                          Хотел бы поделиться своими предложения относительно вариантов проводимой политики в отношении секвестрации почвенного углерода:


                                          Почва является центральным фактором большинства технологий ПУЗ, т.к. она является основным ресурсом для землепользования. Углерод почвы оказывает сильное воздействие на качество почвы, и влияет на способность почвы удерживать и отдавать питательные вещества и воду для роста растений, поддерживать рост корневой системы, сохранять подходящую среду обитания биологически видов, и реагировать на определенные методы землепользование и обеспечивает устойчивость к деградации.

                                          Недавнее исследование Всемирного банка провело оценку потенциала поглощения углерода по регионам мира. Основные идеи доклада состоят в следующем:

                                           

                                          1) В дополнение к сохранению углерода в почве, технологии устойчивого землепользования могут быть полезными для фермеров, потому что они могут увеличить урожайность и снизить себестоимость продукции. На период до 2030 г. прибыль частных хозяйств оценивается в миллиард 105 млрд. долл. для Африки, $ 274 млрд. долл. для Латинской Америки и 1,4 трлн. для Азии.

                                           

                                          2) Секвестрация почвенного углерода может быть максимизирована за счет компромиссов в пространстве, времени и секторов. Работа на уровне ландшафтов полезна для решения проблем сельских районов: средств к существованию, продовольственной безопасности и реагирования на воздействие изменения климата в целях смягчения последствий таких изменений.

                                           

                                          3)      Принятие методов устойчивого землепользования сталкивается со многими социально-экономическими и организационными барьерами. К ним относятся значительные первоначальные затраты, отсутствие некоторых вводимых факторов на местных рынках, отсутствие информации о потенциалах усовершенствованных методов, ограниченные возможности для внедрения методов, несовместимость некоторых методов с традиционной практикой, и отсутствие коллективных действий, необходимых для распространения определенных технологий.


                                          4)      Без государственной поддержки фермеров, низкий уровень землепользования в сельском хозяйстве будет усиливать деградацию земель, повышать уязвимость фермеров и способствовать дополнительным выбросам парниковых газов в атмосферу. По оценкам к 2030 г. потребуются следующие объемы господдержки фермерам на внедрение практики устойчивого землепользования: 20 миллиардов долларов для Африки, 41 млрд. долл. для стран Латинской Америки, и 131 миллиардов долларов для Азии.

                                           

                                          Частные выгоды, от которых зависят решения в области землепользования часто лишены социальных расходов. Таким образом, секвестрация углерода, возможно, не достигает оптимального уровня с социальной точки зрения, если нет механизмов к побуждению фермеров. В число политических мер, которые потенциально могут оказывать стимулирующие воздействие, входят:


                                          Укрепление потенциала органов власти для внедрения  климатически оптимизированного сельского хозяйства (КОСХ). Страны должны быть подготовлены к доступу к новому и дополнительному финансированию. Существует потребность в создании технического и институционального потенциала государственных министерств по реализации программ КОСХ. Существующие национальные политики, стратегии и инвестиционные планы должны быть усилены в целях сформирования основы для расширения масштабов инвестиций в КОСХ. Готовность к мерам по секвестрации углерода и ведению КОСХ может быть достигнута за счет совершенствования информационных служб и обучения соответствующим технологиям по управлению земельными ресурсами для различных районов.

                                          Глобальный договор о кооперации. Новое глобальное видение, в рамках которого ценится и вознаграждается производительность, предусматривает выгоды от смягчения последствий и адаптации секвестрации углерода в почве. Прогресс в сельском хозяйстве идет медленнее, чем большинство предполагало соответствии с Рамочной конвенцией ООН об изменении климата (РКИК ООН). Тем не менее, есть и хорошие новости, приходящие от недавно завершившейся Конференции Сторон (КС) в Дурбане, где в первый раз, было решено начать работу в направлении включения сельского хозяйства в рамки Вспомогательного органа РКИКООН по научным и техническим аспектам (ВОКНТА). Включение сельского хозяйства в рамки твердого глобального соглашения в будущем может помочь обеспечить политическую основу для полного учета сельского хозяйства в стратегиях по адаптации и смягчению.

                                          Расширение финансовой поддержки для принятия своевременных мер. Сочетание государственных, частных финансов и финансирования развития будут необходимы для распространения современных методов землепользования. Существует необходимость интеграции источников финансирования в области климата с теми, которые поддерживают продовольственную безопасность в целях поддержки КОСХ. Вероятно, предоставление финансирования или займов на технологии со значительными частными доходами будет более подходящим вариантом для преодоления барьеров внедрения. Для таких технологий, как ресурсосберегающее земледелие, которые требуют конкретных материалов и машин, а также значительных первоначальных затрат, оплата за схемы экосистемных услуг может быть использована для поддержки фермеров и слома барьеров по внедрению. Существует также потенциал для углеродного финансирования для поддержки фермеров в начальный период до того момента, когда деревья в системах агролесомелиорации начнут генерировать экономическую отдачу.

                                          Повышение уровня национальных инвестиций в сельское хозяйство. Потребуются адекватные инвестиции в национальные сельскохозяйственные исследования и разработки, в сельскохозяйственные институты и консультативные службы. Для решения проблем климатических рисков необходим более высокий уровень кредитной политики в сельском хозяйстве и финансовых инструментов. Национальная политика в отношении КОСХ и планы соответствующих действий обеспечат расширенное внедрение устойчивых методов управления земельными ресурсами.

                                          Создание благоприятных условий для участия частного сектора. Использование значительных частных инвестиций в КОСХ имеет решающее значение. Например, частный сектор может быть вовлечен в научные исследования и разработки, создание плантаций деревьев, или в разработку новых поколений семян и саженцев. Частный сектор также может принять участие в создании инновационных финансовых продуктов для КОСХ, в том числе в связывании сельскохозяйственных кредитов и страхования, предоставлении услуг управления на основе показателей метеорологических рисков, а также в заблаговременном управлении рисками при помощи погодных производных.

                                           

                                          Адемола Браймо,

                                          Старший специалист в области управления природными ресурсами, Всемирный Банк

                                          • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                            C4D Extraordinaire

                                            Posted on behalf of Ademola Braimoh:

                                             

                                            Dear colleagues,


                                            Also, here are some good examples of the governance mechanisms for our discussion:


                                            "The Role of Governance in Managing Ecosystem Service Trade-offs", Ademola K. Braimoh, Julius I. Agboola and Suneetha M. Subramanian


                                            "The Governance of Ecosystem Services from tropical upland watersheds", Louis Lebel

                                             

                                            Ademola Braimoh,

                                            Senior Natural Resources Management Specialist at the World Bank

                                             

                                            Перевод комментария Адемолы Браймо:

                                             

                                            Уважаемый коллеги,

                                             

                                            Также, я хотел бы привести несколько примеров удачных правовых механизмов для обсуждения:

                                             

                                            "The Role of Governance in Managing Ecosystem Service Trade-offs", Ademola K. Braimoh, Julius I. Agboola and Suneetha M. Subramanian


                                            "The Governance of Ecosystem Services from tropical upland watersheds", Louis Lebel

                                             

                                            Адемола Браймо,

                                            Стариший специалист по управлению природными ресурсами, Всемирный банк

                                            • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                              матраимжусупов C4D Expert

                                              Необходимо:

                                              • разработка и реализация проектов, в т. ч. пилотных, по организации сотрудничества местных природопользователей (фермеров, АВП, пастбищепользователей, лесхозов) по предупреждению деградации земель на уровне водного бассейна, к примеру, по совместным посадкам лесных насаждений и сельхозкультур на склоновых землях, террасному земледелию, эффективному использованию пастбищ, плате за экосистемные услуги (ПЭУ) и др.;
                                              • внести изменения и дополнения в земельное, налоговое законодательство, подзаконные и ведомственные акты, усиливающие ответственность за не эффективное использование земель сельскохозяйственного назначения, запрещающие трансформацию плодородных земель сельскохозяйственного, лесного, водного фонда в другие категории;
                                              • осуществлять политику стимулирования укрупнения хозяйств, повышения культуры земледелия и пастбищепользования, освоению влагосберегающих технологий поливов, рациональное использование земель гослесфонда, поддержки сельских женщин, и поощрение частных капиталовложений в освоение засушливых земель;
                                              • на местном уровне, для фермеров, специализированных ассоциаций (объединений) водо-пастбищепользователей, животноводов организовывать тренинги, полевые дни, демонстрационные участки по культуре земледелия, технологиям рационального использования земель с элементами землеустройства, воды, составлению экономического расчёта затрат, доходов, рентабельности производства, а также возможных ущербов от нерационального их использования, составлению бизнес-проектов и другим темам по устойчивому управлению земельными ресурсами ;
                                              • для НПО, общественных и гражданских организаций провести семинары по увеличению потенциала для осуществления общественного мониторинга и контроля действий землепользователей и землевладельцев, инициирования общественных слушаний по темам нарушений земельного законодательства.

                                               

                                              Translation of the post of Matraim Zhusupov:

                                               

                                              It is necessary to:

                                              • develop and implement collaboration projects, including pilot ones, between local users of natural resources (farmers, water user associations (WUA), pasture users, forestries) to prevent water basin land degradation; the projects may include joint forest and agricultural crop planting on hillslope lands, terrace farming, effective use of pastures, payments for ecosystem services (PES), etc.; 
                                              • amend and supplement the land and tax legislation, executive orders and departmental regulations to strengthen the responsibility for inefficient agricultural land use and prohibit the transfer of agricultural, forest and water reserve lands to other categories of land;   
                                              • pursue a policy to encourage farm consolidation, improve farming and pasture use culture, adopt water-saving sprinkling techniques, use rationally the lands of public forest reserve, support rural women, and promote private investment in the development of arid lands;   
                                              • provide local trainings, field days, and demonstration sites for farmers and specialized associations of water and pasture users, and livestock breeders to cover a range of issues, such as culture of farming; technologies of rational use of lands provided with land management elements; water rational use technologies; economic calculation of receipts, expenditures, production profitability and potential losses due to irrational land and water use; business project development, and other sustainable land management topics;
                                              • provide seminars for research, development and production facilities and civil society organizations to enhance their capacity to carry out social monitoring and supervision of activities of land users and land owners and initiate public hearings on land legislation violations.
                                              • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                                матраимжусупов C4D Expert

                                                Предложение: Причины деградации почв во многом связаны с не рациональным использованием водных ресурсов (ирригационная эрозия, заболачивание, вторичное засоление). Мы должны повсеместно внедрять водо-сберегающие технологии и вести строгий учет воды, особенно в период наступающего, грядущего влияния глобального изменения климата. Почему всем нам глобально не перейти на новые системы ценообразования на продукты сельского хозяйства, где будут учтены стоимость затраченной воды на единицу продуктов питания. За счет этого повысились бы тарифы или размер платы за ирригационные услуги, и появились бы деньги для проведения мелиоративных работ?

                                                 

                                                Translation of the post of Matraim Zhusupov:

                                                 

                                                Suggested idea: Soil degradation is largely caused by irrational water use (irrigation erosion, swamping, resalinization). We should widely adopt water-saving technologies and provide strict control of water consumption, especially in the light of the approaching global climate change. Why wouldn't we switch over to new agricultural product pricing systems that will allow for the cost of water consumed per foodstuff unit on a global scale? As a result, the charges or payments for irrigation services would be increased and money for reclamation work thus provided.   

                                                • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                                  матраимжусупов C4D Expert

                                                  В целом данная конференция призвана выработать ИДЕЮ, когда мы все повсеместно много будем говорить, ИДЕЯ превратиться в ИДЕОЛОГИЮ борьбы с деградацией земель в регионе. И данная идеология поможет повлиять на структуры и организации, которые принимают решения в интересах устойчивого использования земельных ресурсов.

                                                   

                                                  Translation of the post of Matraim Zhusupov:

                                                   

                                                  In general this conference should elaborate an IDEA: while we will talk a lot everywhere the IDEA will turn into an ideology of land degradation control in the region. This ideology will held influence the structures and organizations that make decisions in the interests of sustainable land management.

                                                  • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                                    C4D Explorer

                                                    Уважаемые участники консультации,


                                                    Мы можем влиять на принятие решений в интересах устойчивого использования земельных ресурсов с помощью пропаганды, с помощью внедрения новых идей, методов, организации научных дискуссий. Регулярно следует проводить мероприятия, посвященные устойчивому землепользованию на всех уровнях: прикладном, научном, политическом. В этом нам могут помочь правительственные и научные организации, занимающиеся вопросами экономики, экологии и сельского хозяйства.

                                                    Генеральная Ассамблея ООН объявила 5 декабря Всемирным днем почв. Хочу обратить внимание, что, к сожалению, в Москве он не был отмечен ни какими мероприятиями (в отличие, например, от Санкт-Петербурга), что в корне неправильно. Этот день мог бы послужить хорошим поводом для привлечения внимания к проблемам, связанным с почвами и ознакомлению с ними людей в массовом порядке. Надеюсь, в следующем году этот вопрос будет решен.


                                                    Translation of the post of Iuliia Golovleva:


                                                    Dear participants of the consultations,

                                                    We can influence the decision-making in order to achieve the sustainable use of land resources through propaganda, through the introduction of new ideas, methods, setting up of scientific debates. Regular events should be carried out on sustainable land management at all levels: practical, scientific, political. In doing so, government and academic organizations dealing with economy, ecology and agriculture can be helpful.

                                                    The UN General Assembly proclaimed December 5 as the World Day of Soil. I want to note that, unfortunately, in Moscow, it was not marked with any activities (as opposed, for example, to Saint-Petersburg) which is fundamentally wrong. This day could serve as a good occasion to draw attention to soil related problems and make masses of people aware of them. Hopefully, next year this problem will be resolved.

                                                      • Re: Topic 3: What are the roles of policies and which institutions enhance decision making and governance for the sustainability of land systems?
                                                        матраимжусупов C4D Expert

                                                        Я Вас поддерживаю, по вопросу деградации земель, нам прежде всего ломать сознание людей в сторону защиты земель от дальнейшей деградации и истощения. Здесь немаловажную роль играет работы по пропаганде, распространению знаний о новых технологиях и самое главное доведение до их внимания информации о прямых и косвенных ушербах от потери урожайности из-за деградации земель

                                                         

                                                        Translation of the post of Matraim Zhusupov:

                                                         

                                                        I support you on land degradation issue, first of all we should change people's minds to be focused on the protection of land from further degradation and depletion. Here an important role belongs to promoting, disseminating knowledge about new technologies and, most importantly, bringing to their attention information on direct and indirect damage from the loss of productivity due to land degradation